Главная / Новости Министерства Обороны / Возможные противоречия между положениями законов, регламентирующих порядок признания членами семьи военнослужащего

Возможные противоречия между положениями законов, регламентирующих порядок признания членами семьи военнослужащего

порядок признания членами семьи военнослужащегоРоссийское законодательство предусматривает право на получение различного рода социальных гарантий и видов обеспечения, в том числе жилищного, как для военнослужащих, так и для членов их семей. Исходя их этого, важным вопросом для этого является правовое регулирование порядка отнесения граждан к членам семьи военнослужащего.

Еще в 1999 г. А. В. Кудашкин указывал, что в семейном законодательстве нет общего определения семьи. Понятие семьи имеет больше социологический характер, а не правовой. В различных правовых актах понятие «семья» связано с установлением круга членов семьи, образующих ее состав, а также с личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы семейных отношений. В практике органов военного управления, воинских частей и организаций, органов местного самоуправления очень часто возникает вопрос: какое содержание вкладывается в понятие «член семьи» применительно к жилищным правам военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Такая ситуация актуальна и в настоящее время.

До июня 2014 г. перед многими должностными лицами органов военного управления возникал вопрос, кого же считать членом семьи военнослужащего. Данный вопрос часто возникал по причине того, что в соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» к членам семей военнослужащих, на которых распространяются социальные гарантии, предусмотренные указанным Федеральным законом, относятся: супруга (супруг); несовершеннолетние дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения; лица, находящиеся на иждивении военнослужащих. То есть, данный Федеральный закон содержит исчерпывающий перечень критериев, по которому гражданина можно к члену семьи военнослужащего.

В то же время, согласно ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Соответственно, основными критериями определения граждан к членам семьи по ЖК РФ являются вселение родственника в жилое помещение нанимателем такого помещения и их совместное проживание.

Таким образом, полагаем, указанные нормы упомянутых законодательных актов содержат некоторые противоречия в вопросе определения гражданина членом семьи. По этой причине очень часто при рассмотрении вопроса о признании военнослужащего и членов его семьи нуждающимися в жилом помещении (при постановке на жилищный учет) возникал вопрос, признавать ли гражданина, например, сына (дочь), достигшего возраста более 23 лет, но который проживает совместно с военнослужащим, членом семьи такого военнослужащего. Зачастую от военнослужащего требовали принести вступившее в законную силу решение суда, о признании его сына (другого родственника) членом его семьи.

Но данный «узел противоречий» был ликвидирован Верховным Судом Российской Федерации после вынесения Постановления Пленума от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

Согласно п. 25 Постановления Пленума при рассмотрении исков (заявлений) военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального закона «О статусе военнослужащих», так и нормами ЖК РФ, принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также изданными в соответствии с ними указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, принятыми законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. В связи с изложенным судам следует исходить из того, что гарантированное ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств за счет средств федерального бюджета на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления жилых помещений должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и Семейного кодекса Российской Федерации.

Благодаря указанному Постановлению, разногласия в вопросе признания граждан членами семьи военнослужащего при обеспечении их жильем, были устранены. Однако, такие разногласия все же остались в вопросах обеспечения военнослужащих и членов их семей другими видами социальных гарантий.

Кроме права на обеспечение жильем, члены семьи военнослужащего также имеют право:

  • на бесплатное получение медицинской помощи в ведомственных медицинских учреждениях;
  • на санаторно-курортное лечение и организованный отдых в санаториях, домах отдыха, пансионатах, детских оздоровительных лагерях, на туристских базах федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, за плату.

Соответственно, возникают затруднения в вопросе признания родственника военнослужащего членами его семьи при обращении за получением одного из перечисленных видов обеспечения, если такой родственник не подпадает под критерии положений с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», но согласно положениям ч. 1 ст. 69 ЖК РФ относится к членам семьи военнослужащего.

О наличии похожих проблем также указывала Е. А. Капитонова.

По мнению автора, в данном вопросе главенствующую роль имеет именно Федеральный закон «О статусе военнослужащих», так как именно в нем определены основания и порядок реализации права членов семьи военнослужащих на медицинское и санаторно-курортное обеспечение. ЖК РФ регламентирует вопросы жилищного обеспечения и, следовательно, по мнению автора, не может распространяться на иные правоотношения.

Но с другой стороны, на наш взгляд, будет несправедливо, если некоторые категории граждан можно относить к членам семьи военнослужащего при разрешении вопроса об обеспечении жильем, но нельзя относить к таковым при разрешении вопросов об обеспечении их другими видами социальных гарантий.

Некоторые коллеги автора считают, что для получения такими родственниками военнослужащего права на указанные виды обеспечения (за исключением права на жилье), необходимо наличие решения суда о признании его членом семьи, либо находящимся на иждивении. Однако, по мнению автора, требовать от военнослужащего (его родственника) решения суда о признании членом семьи не совсем правильно, так как критерии, по которым гражданин отнесен к данной категории, установлены жилищным законодательством и законодательством о статусе военнослужащих. Но вот решение о признании родственника находящимся на иждивении у военнослужащего, — это отдельный разговор.

Как указано выше, п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а также ч. 1 ст. 69 ЖК РФ содержат положения, определяющие гражданина как члена семьи военнослужащего (собственника жилого помещения). Однако критерии признания лиц находящимися на иждивении не определены. И при отсутствии такой определенности, полагаем, помочь может именно обращение в суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение (о признании лица, находящимся на иждивении у военнослужащего в порядке, предусмотренном ГПК РФ).

Полагаем, что такую неопределенность необходимо устранить путем внесения изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» в виде указания критериев, по которому гражданин может быть определен как находящийся на иждивении у военнослужащего. Таким меры, на наш взгляд, устранят все возможные противоречия и в целом создаст условия для повышения социальной защищенности членов семьи военнослужащих и граждан, находящихся на их иждивении.