Главная / Новости о жилищном обеспечении / Вопрос о выселении из служебных жилых помещений бывших членов семьи военнослужащего

Вопрос о выселении из служебных жилых помещений бывших членов семьи военнослужащего

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим-гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения в указанных населенных пунктах — в других близлежащих населенных пунктах. При этом военнослужащим-гражданам, имеющим трех и более детей, служебные жилые помещения предоставляются во внеочередном порядке. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 92 ЖК РФ служебные жилые помещения относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда.

Общий порядок, основания и условия предоставления гражданам, в том числе военнослужащим и членам их семей, служебных жилых помещений, пользования служебными жилыми помещениями и прекращения права пользования этими жилыми помещениями определены гл. 10 ЖК РФ.

Так, ст. 99 ЖК РФ установлено, что специализированные жилые помещения предоставляются на основании решений собственников таких помещений (действующих от их имени уполномоченных органов государственной власти или уполномоченных органов местного самоуправления) или уполномоченных ими лиц по договорам найма специализированных жилых помещений.

Специализированные жилые помещения предоставляются по установленным ЖК РФ основаниям гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.

Согласно ч. 1 ст. 100 ЖК РФ по договору найма специализированного жилого помещения одна сторона — собственник специализированного жилого помещения (действующий от его имени уполномоченный орган государственной власти или уполномоченный орган местного самоуправления) или уполномоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) данное жилое помещение за плату во владение и пользование для временного проживания в нем.

Применительно к военнослужащим служебные жилые помещения предоставляются им в связи с прохождением военной службы на территории соответствующего населенного пункта на период военной службы и являются одной из гарантий, предусмотренных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (абз. 2 п. 1 ст. 15).

Частью 6 ст. 100 ЖК РФ предусмотрено, что в договоре найма специализированного жилого помещения указываются члены семьи нанимателя. Аналогичное требование закреплено и Типовым договором найма служебного жилого помещения, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. № 42, а также Положением об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. № 487.

Пунктом 3 Инструкции о предоставлении военнослужащим-гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. № 1280, также установлено, что служебные жилые помещения предоставляются военнослужащим и членам их семей.

Таким образом, право пользования предоставленным военнослужащему служебным жилым помещением приобретают также и проживающие совместно члены семьи такого военнослужащего.

Однако, члены семьи военнослужащего, вселившись в предоставленное военнослужащему служебное жилое помещение, не приобретают самостоятельного права на него. Их право пользования таким жилым помещением производно от права военнослужащего на это жилое помещение, следовательно, они имеют право пользования служебным жилым помещением постольку, поскольку являются членами семьи военнослужащего — нанимателя этого служебного жилого помещения.

Перестав быть членами семьи военнослужащего, супруга — в результате расторжения брака, а дети — в результате определения их места жительства не с военнослужащим, теряют право пользования служебным жилым помещением, предоставленным военнослужащему.

Имеется исключение, когда за бывшими членами семьи военнослужащего сохраняется право пользования этим служебным жилым помещением, а в случае выезда самого военнослужащего из предоставленного ему служебного жилого помещения в связи с переводом к новому месту военной службы или увольнения с военной службы, возникает основание для заключения с ними нового договора найма этого же служебного жилого помещения. Такое может возникнуть тогда, когда бывшая супруга военнослужащего и (или) совершеннолетний ребенок военнослужащего, состоят в трудовых (военно-служебных) отношениях с Минобороны России или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, предоставившим ранее это служебное жилое помещение.

Вопросы предоставления служебных жилых помещений лицам гражданского персонала в Минобороны России регламентируются Инструкцией об организации в Вооруженных Силах Российской Федерации работы по предоставлению служебных жилых помещений или жилых помещений в общежитии лицам гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 18 июля 2014 г. № 485.

Однако во всех случаях, когда военнослужащий претендует на получение жилого помещения по договору социального найма, жилищной субсидии или же на получение служебного жилого помещения по новому месту военной службы, от него требуется сдать установленным порядком ранее полученное служебное жилое помещение, чего невозможно сделать, если в результате расторжения брака в ранее предоставленном ему служебном жилом помещении остались проживать (остались зарегистрированными) бывшие члены его семьи, которые в добровольном порядке из указанного служебного жилого помещения отказались выехать (сняться с регистрационного учета).

Такое положение дел не устраивает как самого военнослужащего в связи с тем, что без сдачи ранее полученного служебного жилого помещения он не сможет реализовать свои жилищные права, так и жилищные органы Минобороны России или иного федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, в связи с тем, что служебное жилое помещение, незаконно занимаемое бывшими членами семьи военнослужащего, не может быть распределено другому военнослужащему.

Как установлено частью 5 ст. 100 ЖК РФ к пользованию служебными жилыми помещениями по договорам найма таких помещений применяются правила, предусмотренные ч. 2—4 ст. 31, ст. 65 и ч. 3 и 4 ст. 67 ЖК РФ, если иное не установлено другими федеральными законами.

Из правил, установленных ч. 2—4 ст. 31 ЖК РФ применительно к пользованию служебным жилым помещением, следует:

  • право пользования служебным жилым помещением наравне с нанимателем этого жилого помещения принадлежит членам его семьи;
  • дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя служебного жилого помещения несут солидарную с ним ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением;
  • в случае прекращения семейных отношений с нанимателем служебного жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя этого служебного жилого помещения не сохраняется.

Указанные выводы подтверждаются и разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который в своем Постановлении от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» отметил, что члены семьи нанимателя служебного жилого помещения в соответствии с ч. 5 ст. 100 и ч. 2—4 ст. 31 ЖК РФ имеют равное с нанимателем право пользования жилым помещением, если иное не установлено соглашением между ними. В случае прекращения семейных отношений между нанимателем служебного жилого помещения и членом его семьи право пользования служебным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя, по общему правилу, не сохраняется (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ).

В связи с изложенным возникает вопрос: кто должен и может обратиться в суд с иском к бывшим членам семьи военнослужащего об утрате права пользования служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета?

Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Все зависит от конкретных обстоятельств конкретного дела.

Так, если после расторжения брака военнослужащий и бывшая супруга по- прежнему продолжают проживать в служебном жилом помещении, предоставленном военнослужащему, то вопрос, связанный с утратой права пользования этим служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета бывшей супруги военнослужащего относится к исключительной компетенции самого военнослужащего, так как правовым основанием для предъявления таких требований к бывшей супруге является прекращение семейных отношений с нанимателем.

Прекращение семейных отношений — это более широкое понятие нежели прекращение брака и является оценочным. При этом право утверждения о прекращении семейных отношений или о сохранении таковых принадлежит лишь бывшим супругам и лишь они могут подтвердить или опровергнуть факт наличия или отсутствия между ними семейных отношений.

Именно указанными обстоятельствами объясняется применение в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, определяющей условие утраты бывшим членом семьи собственника жилого помещения права пользования этим жилым помещением, которое является одновременно и условием утраты права пользования служебным жилым помещением бывшими членами семьи нанимателя этого служебного жилого помещения.

Таким условием является не прекращение брака, а прекращение семейных отношений, так как членами семьи собственника являются не только супруга (супруг), а также дети и родители данного собственника, таковыми могут быть признаны другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях — иные граждане, если они вселены собственником в качестве членов семьи.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что по смыслу ч. 1 и 4 ст. 31 ЖК РФ, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения.

При этом, как следует из позиции Верховного Суда Российской Федерации, под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным.

Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения, но должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами.

Вопрос о признании лица бывшим членом семьи собственника жилого помещения при возникновении спора решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела.

Из системного анализа положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в их взаимосвязи с положениями ч. 5 ст. 100, ч. 3 ст. 104 ЖК РФ следует, что если договор найма служебного жилого помещения не прекращен или не расторгнут (это как раз возможно, когда военнослужащий продолжает проживать в предоставленном ему служебном жилом помещении и (или) сохраняет право пользования им), то сохранение права пользования служебным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя этого жилого помещения или прекращение этого права зависит исключительно от волеизъявления самого нанимателя.

Так, анализируя норму, изложенную в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, применительно к служебным жилым помещениям, Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что если договор найма служебного жилого помещения не прекращен или не расторгнут, то правом на предъявление иска о признании прекращенным право пользования служебным жилым помещением бывшего члена семьи нанимателя служебного жилого помещения обладает только наниматель такого помещения. Наймодатель служебного жилого помещения таким правом не наделен.

Такой вывод содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2014 г. № 5-КГ14-66, который продублирован и в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.

Зачастую, дабы не обременять себя решением вопросов, связанных с утратой права пользования служебным жилым помещением, выселением и снятием с регистрационного учета бывших членов семьи военнослужащего, региональные управления жилищного обеспечения военнослужащих и их территориальные отделения требуют от военнослужащих, во всех случаях, самим добиваться выселения из предоставленных им служебных жилых помещений, даже в том случае, когда сам военнослужащий в отношении себя расторг договор найма этого служебного жилого помещения, выехав из него и снявшись с регистрационного учета, а бывшие члены его семьи остаются проживать в этом служебном жилом помещении.

Такое требование региональные управления жилищного обеспечения Минобороны Росси и их территориальные отделения мотивируют тем, что для обеспечения военнослужащего служебным жилым помещением по новому месту военной службы или же жилым помещением по договору социального найма (жилищной субсидией) последний должен предоставить в эти учреждения справку о сдаче ранее полученного служебного жилого помещения.

Однако такое требование не основано на действующем законодательстве.

Так, Верховный Суд Российской Федерации в кассационном определении от 3 декабря 2015 г. № 201-КГ15-39 пришел к выводу о том, что разрешение вопросов, связанных с возможностью проживания в служебном жилом помещении бывших членов семьи военнослужащего, зависит от волеизъявления собственника такого помещения и (или) уполномоченного им органа.

Как следует из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации при указанных обстоятельствах, когда сам военнослужащий выехал из предоставленного ему служебного жилого помещения и снялся с регистрационного учета, отсутствуют правовые основания для возложения обязанности по предъявлению иска в суд с требованием об утрате права пользования служебным жилым помещением, выселением и снятием с регистрационного учета бывших членов семьи военнослужащего на самого военнослужащего, так как с момента фактического выезда и снятия с регистрационного учета такой военнослужащий перестает быть нанимателем служебного жилого помещения.

В соответствии с требованиями ст. 3 ГПК РФ право на обращение в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов принадлежит не всем лицам, а исключительно заинтересованным лицам.

В этом случае незаконное проживание бывших членов семьи военнослужащего в служебном жилом помещении (если они не состоят в трудовых или военно-служебных отношениях с органом исполнительной власти, которое предоставило это жилое помещение), каким-либо образом прав самого военнослужащего не нарушает, однако, безусловно, нарушает право собственника и (или) уполномоченного им органа на распоряжение этим служебным жилым помещением.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. № 1053 «О мерах по управлению федеральным имуществом», Минобороны России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по управлению федеральным имуществом, находящимся у Вооруженных Сил Российской Федерации на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в том числе специализированным жилищным фондом, следовательно, право на обращение с соответствующим иском о признании бывших членов семьи утратившими право пользования служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета принадлежит Минобороны России.

Следовательно, право требования выселения и снятия с регистрационного учета бывших членов семьи военнослужащего из незаконно занимаемого ими служебного жилого помещения в случае расторжения или прекращения договора найма служебного жилого помещения с военнослужащим — нанимателем этого жилого помещения, в том числе в связи с выездом военнослужащего из этого жилого помещения и снятием с регистрационного учета, принадлежит собственнику этого жилого помещения и (или) уполномоченному им органу, каковым в отношении имущества Вооруженных Сил Российской Федерации является Минобороны России.

Такой вывод подтверждается тем, что сам по себе выезд военнослужащего из служебного жилого помещения не является основанием прекращения права собственности государства на такое жилое помещение и (или) других вещных прав (оперативного управления, хозяйственного ведения) переданных государством уполномоченному органу.

Этот факт не порождает каких-либо ограничений в правах, принадлежащих собственнику служебного жилого помещения и (или) уполномоченному им наймодателю.

Без их соответствующего волеизъявления оставшиеся проживать в таком жилом помещении граждане не могут повлиять на изменение статуса этого жилого помещения и пользуются им до тех пор, пока собственник указанного жилого помещения или уполномоченный орган не потребуют их выселения из служебного жилого помещения.

При рассмотренных обстоятельствах требования закона об освобождении служебного жилого помещения при расторжении договора найма такого жилого помещения военнослужащим являются фактически выполненными, так как сам военнослужащий выехал из служебного жилого помещения и снялся с регистрационного учета, а действующее законодательство не возлагает на военнослужащего обязанность по выселению из служебного жилого помещения бывших членов его семьи, оставшихся проживать в нем.

В этом случае соответствии с действующим законодательством право требования выселения из специализированного жилого помещения лиц, утративших право пользования ими, принадлежит исключительно собственнику указанного жилого помещения или действующим от их имени уполномоченным органам государственной власти или уполномоченных органов местного самоуправления.

Такой вывод подтверждается и практикой Верховного Суда Российской Федерации, в частности, указанным выше кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2015 г. № 201-КГ15-39.

Особого внимания заслуживает вопрос, связанный с признанием утратившими право пользования служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета детей военнослужащего, в том числе и несовершеннолетних.

Это приобретает особую актуальность в ситуациях, когда в результате прекращения брака не все члены одной семьи становятся бывшими и вопрос с их правом пользования служебным жилым помещением не может быть решен однозначно.

Так, в результате расторжения брака, как правило прекращаются семейные отношения супругов, но при этом вопрос о прекращении семейных отношений одним из супругов по отношении к своим детям не всегда однозначен.

Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя такую ситуацию, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 указал, что в силу положений СК РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

Поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 100 ЖК РФ правила, предусмотренные ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, применяются к отношениям найма служебного жилого помещения, можно сделать вывод, что при разводе родителей не происходит прекращение права пользования служебным жилым помещением у несовершеннолетнего ребенка своего родителя-нанимателя.

Таким образом, если военнослужащий — наниматель служебного жилого помещения после расторжения брака со своей супругой продолжает проживать в предоставленном ему служебном жилом помещении и договор найма служебного жилого помещения им не расторгнут или не прекращен, в том числе посредством выезда из него и снятием с регистрационного учета, то он может рассчитывать на признание судом утратившим право пользования служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета только бывшей супруги, но никак своих несовершеннолетних детей, даже если в результате расторжения брака по соглашению сторон или по решению суда местом жительства детей определено место жительство их матери — бывшей супруги военнослужащего-нанимателя служебного жилого помещения.

При этом, если бывшая супруга и дети военнослужащего, в том числе несовершеннолетние, после расторжения брака фактически выехали из предоставленного военнослужащему служебного жилого помещения, но остались зарегистрированными в нем, то военнослужащий вправе обратиться в суд с требованием о прекращении их права пользования служебным жилым помещением и снятии с регистрационного учета. В этом случае требование о выселении является неактуальным, так как бывшая супруга военнослужащего и дети уже выехали из служебного жилого помещения.

В подтверждение указанной правовой позиции возможно привести апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда по делу № 11-15910/2017, в соответствии с которым при вышеуказанных обстоятельствах суд признал несовершеннолетних детей утратившими право пользования предоставленным военнослужащему служебным жилым помещением.

В том же случае, если после расторжения брака в предоставленном военнослужащему служебном жилом помещении остались проживать бывшая супруга и несовершеннолетние дети, а сам он выехал и снялся с регистрационного учета, то каких-либо правовых оснований для сохранения за бывшими членами семьи военнослужащего права пользования этим служебным жилым помещением не имеется, если никто из них не состоит в трудовых, военно-служебных отношениях с Минобороны России или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, предоставившим ранее это служебное жилое помещение или не относится к категории лиц, определенных частью 2 ст. 103 ЖК РФ.

В этом случае собственник жилого помещения и (или) уполномоченный им орган вправе требовать в судебном порядке признания бывших членов семьи военнослужащего, в том числе несовершеннолетних детей утратившими право пользования служебным жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета.

Хочется надеяться, что затронутые в настоящей статье вопросы помогут лицам, столкнувшимся на практике с вопросами, связанными с освобождением ранее полученных служебных жилых помещений и их сдаче, избрать правильный способ защиты своих прав и законных интересов.

Adblock detector