Главная / Профессионально-должностная подготовка офицеров / ОГП подготовка / Постижение военного искусства: идейное наследие А. Свечин

Постижение военного искусства: идейное наследие А. Свечин

Жизнь и деятельность А.А. Свечина.

Одним из мыслителей, к наследию которого мы можем обратиться, является боевой офицер, русский и советский военный теоретик и историк Александр Андреевич Свечин (1878 – 1938 гг.). Его яркая и многогранная жизнь прошла в беззаветном служении Родине. Важные проблемы, поднятые в трудах Свечина, и научно-методологический аппарат их исследования не утратили своей актуальности и в системе военно- доктринальных взглядов в современных условиях представляют собой исключительную ценность.

Александр Андреевич Свечин, родившись в Одессе, в семье генерала – участника русско-турецкой войны 1877-1878 гг., с молодости вступил на военную службу. В 1897 году он окончил Михайловское артиллерийское училище.

Во время учебы он отличался большими способностями и в то же время задиристым нравом, что негативно сказывалось на отношении к нему и начальства, и товарищей. В эти годы в полной мере проявились его личные качества, на основе которых Александр Андреевич впоследствии вырос в крупного военного деятеля: неуемная жажда истины и справедливости, стремление самоотверженно служить Отечеству, широта мышления, глубокий аналитический ум.

Уже в молодые годы Свечин заявил о себе как о человеке поступка и смелой активной мысли. Как позже он написал в автобиографии, еще во время учебы в училище «наклонность к критике привела к столкновениям с начальством и товарищами. Я учился первым, но едва не был исключен; меня не оставили на третий курс и выпустили с пометкой «не рекомендуется для службы в гвардии».

Получив хорошую теоретическую военную подготовку, Свечин был произведен в подпоручики и назначен в 46-ю артиллерийскую бригаду. В ней он проходил службу по апрель 1900 года в должностях помощника заведующего бригадной учебной командой, дивизионного адъютанта, помощника начальника бригадной учебной команды.

С октября 1900 года по май 1903 года А.А. Свечин – слушатель Николаевской академии Генерального штаба. Через 25 лет после ее окончания он написал, что создал свои известные книги, опираясь на знания, которые получил во время учебы в академии.

Им были тщательно проработаны сотни трудов: Макиавелли (принципы ведения войны и закономерности развития военного искусства своей эпохи), Суворова (обновление форм и способов ведения вооруженной борьбы, система обучения и воспитания войск), Ллойда (взгляды на кордонную систему ведения войны, роль сражений и ведение военных действий на коммуникациях), Наполеона I (теория и практика стратегического и тактического применения крупных вооруженных масс), Клаузевица (идеи о причинах возникновения войны, раскрытие отдельных принципов военного искусства, роли морального фактора в достижении победы, сущности войны как продолжения политики), Жомини (обобщение опыта Наполеоновских войн, отстаивание вечности и неизменности принципов военного искусства), Языкова (разработка проблем стратегии, теории военной географии), Мольтке – старшего (разработка основ теории тотальной быстротечной войны), Драгомирова (разработка проблем тактики, системы обучения и воспитания войск) и многих других мыслителей прошлого и современности.

В годы русско-японской войны 1904-1905 гг. Свечин находился в действующей армии. С апреля по май 1904 года он был прикомандирован к штабу 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии.

Приобретать боевой опыт ему пришлось в трудном бою под Тюренченом, в условиях отступления полка и русских войск в целом.

С мая по октябрь 1904 года Свечин командовал ротой 22-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Он осознал трудности ведения боевых действий в гористой местности, недостатки подготовки войск и управления ими. В октябре 1904 года последовал перевод в Генеральный штаб на исполнение должности обер-офицера для поручений при штабе 16-го армейского корпуса; с декабря 1904 года по май 1905 года Свечин был прикомандирован к управлению генерал-квартирмейстера 3-й Маньчжурской армии обер-офицером для поручений.

В ходе войны он приобрел боевой опыт службы во многих звеньях действующей армии, ознакомился с организацией и функционированием штабов и тыла в условиях боевых действий. Многообразие форм деятельности способствовало развитию профессионализма Свечина.

Пребывание на западной границе, в Осовецкой крепости, в течение двух лет дало ему возможность проанализировать и систематизировать впечатления войны. Именно в этот период у него начала складываться военно-педагогическая система, разработке которой он отдал всю жизнь.

В 1906 году вышла в свет его первая книга «Война в горах. Тактическое исследование по опыту русско-японской войны: со многими примерами из последней кампании». Она вызвала живой отклик и среди критиков, и в широких кругах читателей, обратила на себя внимание аналитическим подходом к оценке боевых действий, объективным изложением просчетов и неудач. С 1907 по 1912 г. были опубликованы его капитальные труды, посвященные теме русско-японской войны: «Война в горах», «Предрассудки и боевая действительность», «В Восточном отряде. От Ляояна к Тюренчену и обратно: марши, встречи, бои, наблюдения», «Русско-японская война 1904 – 1905 гг. по документальным данным труда военно- исторической комиссии и другим источникам», «Тактические уроки русско-японской войны», «Военные действия в Маньчжурии в 1904 – 1905 гг.».

В этих трудах обнародованные взгляды Свечина имели особую ценность вследствие своевременности, неординарности, неприкрашенное™ изображения боевой действительности. Свечин не создал законченной и стройной теории общевойскового боя, так как для этого тогда еще не было надлежащих условий. Вместе с тем к оценке основных постулатов господствовавшей в начале XX века тактики стрелковых цепей он подошел с меркой именно того боя, который в последующем получил наименование общевойскового. И в этом он оказался впереди даже таких признанных военных теоретиков, как Н.П. Михневич, А.А. Незнамов или А.Г. Елчанинов. По существу, Александр Андреевич предугадал новую форму наступления – прорыв подготовленной обороны. А, как известно, необходимость прорыва сплошных оборонительных позиций явилась одной из предпосылок разработки тактики общевойскового боя.

Он предвосхитил взгляды по одному из коренных вопросов общевойскового боя – вопросу об объединении усилий подразделений и частей различных родов войск и видов Вооруженных Сил. Исходя из результатов работы по изучению опыта русско-японской войны, Свечин сделал вывод: «Нужна упорная работа мирного времени, общая слаженность взглядов и понятий, глубокое чувство товарищества между всеми частями вооруженной силы, между всеми родами войск, чтобы в будущих войнах наступать и побеждать».

Идеи Свечина об объединении усилий различных родов войск, их четкой координации остаются актуальными и ныне. Достаточно вспомнить результаты боевых действий в Чечне и то, что только во второй чеченской кампании начало уделяться должное внимание согласованной тактике действий в горной местности. Анализ боевых действий позволил Свечину прийти к выводу о том, что «с выносом боевых действий на возвышенности круто изменилась вся тактика горной войны». Он писал: «Горький опыт показал, что для современного боевого порядка в горах нет дефиле, что никакого тактического значения долины не имеют; что при обороне позиции должны преграждать не долины, а горные массивы, а при наступлении боевой порядок надо нацеливать не на долины и перевалы, а на господствующие над ними горные массивы… Горная война требует от каждого разумного проявления инициативы и потому прекрасно воспитывает не только старших начальников, но и войска».

Важнейшим вкладом А.А. Свечина в разработку теории боя является его боевая практика по совершенствованию управления подразделениями и частями. Многие его предложения по этой проблеме не потеряли актуальности и по сей день. Одно из них заключается в том, что «донесения, поступающие из передних линий, должны оказывать заметно большее влияние на развитие боя, чем приказания, передаваемые с тыла».

Необходимо подчеркнуть, что, развивая взгляды на управление войсками, Свечин отмечал важность средств связи на передовой, считал необходимым увеличение их количества и протяженности по фронту – «между соседями».

Свечин внес ряд других ценных нововведений, касающихся тактики использования артиллерии. Отмечая высокую мобильность вьючной артиллерии, Свечин дополнительно обратил внимание на крутизну полета ее снарядов и сделал вывод о том, что «горная обстановка допускает обстреливание противника до сближения вплотную нашей пехоты с ним». Русско-японская война оказала большое влияние на тактику пехоты, показала значительное возрастание роли огня в бою. Достижение успеха стало возможным только при умелом сочетании огня, маневра и удара. Рост эффективности артиллерийского и пулеметно-ружейного огня потребовал значительного снижения тактических плотностей пехоты как в наступлении, так и в обороне. Чтобы снизить потери от всех видов огня, боевые порядки рассредоточивались по фронту и в глубину, а стрелковые цепи стали не такими густыми. Более широко применялись удары по флангам противника, тактические охваты и обходы.

С сентября 1907 года по май 1908 года Свечин проходил службу на должностях обер-офицера для поручений при штабе Варшавского военного округа, помощника начальника разведывательного отдела. В мае 1908 года Свечин был переведен в Санкт-Петербург – в Главное управление Генерального штаба помощником делопроизводителя части 2-го обер-квартирмейстера, занимавшегося оперативно-статистическими исследованиями по европейским театрам (фронтам) (германскому, австро-венгерскому, румынскому и шведскому).

К этому времени Свечин уже зарекомендовал себя как резкий, бескомпромиссный военный литературно-научный критик. Только в 1909 году им было написано около 40 рецензий на труды русских и зарубежных авторов, с октября 1908 г. (по июль 1914 г.) он выступал обозревателем иностранных журналов в «Военном сборнике».

Важно отметить, что командировка 1909 года в Германию для изучения франкфуртской воздухоплавательной школы, дирижаблечастей, первой авиастанции в Реймсе послужила дополнительным толчком к обращению его пристального внимания на перспективное средство вооруженной борьбы – авиацию. Как следствие вышел в свет цикл статей Свечина о воздухоплавании.

Во время Первой мировой войны А.А. Свечин командовал полком и дивизией. В 1916 году ему было присвоено генеральское звание. В 1917 году он закончил службу в царской армии в должности начальника штаба 5-й армии Северного фронта.

После Октябрьской революции одним из первых среди военных специалистов вступил в Красную армию.

В рядах Красной армии опыт боевого генерала был востребован на высоких должностях помощника начальника Петроградского укрепленного района, начальника штаба Западного участка Завесы, военного руководителя Смоленского района Завесы. С августа по октябрь 1918 года А.А. Свечин – начальник Всероссийского Главного штаба, затем – на военно-преподавательской работе. В годы Гражданской войны Свечин осуществлял руководство учетом, обучением и мобилизацией военнообязанных; формированием и боевой подготовкой частей Красной армии; решением других организационных вопросов, связанных с обороной страны. Занимая различные должности, он показал себя большим профессионалом в области организации управления, обладавшим талантом предвидения вероятного характера действий противника, возможного развития оперативно-стратегической обстановки.

Важным этапом жизни и научной деятельности Свечина стало время его работы в Военно-исторической комиссии, созданной для разработки и составления официальной истории Первой мировой, а затем – и Гражданской войны. Почти три года – с ноября 1918 г. по май 1921 г. – Свечин был ее председателем. Военная история, в его понимании, нуждается в изучении под разными углами зрения, в связи с современными потребностями. Исходя из такого понимания, руководство Свечина деятельностью Военно-исторической комиссии в конечном счете было направлено на обеспечение боеготовности войск. Из исторических проблем в первую очередь его интересовала история военного искусства, его эволюция. Основным содержанием истории военного искусства Свечин считал изменения в формах и способах ведения военных действий, происходящих в зависимости от экономических, политических и военно-технических предпосылок.

Трагическая судьба многих офицеров старой Российской армии не миновала и его. В 1931 году он был арестован и осужден на 5 лет за принадлежность к некой монархической организации и через год освобожден.

В последние годы жизни он работал помощником начальника кафедры военной истории Академии Генштаба. В 1938 году по ложному обвинению был снова арестован и расстрелян. В 1956 г. реабилитирован.

Уроки и выводы из военно-исторического наследия А. А. Свечина.

Идейное, творческое наследие Свечина объективно, достаточно обоснованно и содержит ряд теоретико-методологических положений, имеющих большое значение для дальнейшего развития военной науки. Оно представлено, в том числе, и в виде практических рекомендаций по подготовке и ведению наступательных и оборонительных операций оперативного масштаба.

Суть оперативных требований, которые Свечин определил к формам вооруженной борьбы начала XX века, не утратила своего концептуального значения для теории и практики оперативного искусства в последующие периоды, в том числе в настоящее время. Они явились базовой основой и получили дальнейшее развитие при подготовке и проведении различных форм вооруженной борьбы, были проверены на практике ведения наступательных операций в годы Великой Отечественной войны. Идеи и предложения Свечина нашли свое отражение и совершенствуются в содержании многих мероприятий подготовки различного вида и типа операций оперативного масштаба.

Оценивая научную деятельность А.А. Свечина, в качестве основных предметов его исследований можно выделить следующие проблемы: военной доктрины и военного строительства; совершенствования научно-методического аппарата анализа и прогнозирования характера будущей войны; соотношения политики и стратегии; истории, теории и практики военного искусства; развития видов вооруженных сил и родов войск; развития вооружения и боевой техники; экономики и военной географии; социологии и философии войны; идейной подготовки войск.

Исследователи научного наследия Свечина называют его «русским Клаузевицем».

Вклад Свечина в военную теорию заключается в том, что он:

  • установил под стратегией политико-экономическую базу вместо прежней геометрической или пространственной, обосновав положения о том, что современные войны ведутся не только на вооруженном фронте, но и на классовом, и на экономическом фронтах (цели и характер стратегии в таких войнах не являются произвольными, а определяются политическими, экономическими и вытекающими из них военно-техническими возможностями воюющих государств);
  • расширил предмет и содержание стратегии, включив в нее наряду с вопросами взаимоотношения стратегии и политики, стратегии и тактики вопросы взаимоотношения стратегии и экономики, стратегии и оперативного искусства, вопросы управления войсками;
  • представил более отчетливое деление стратегии на стратегию сокрушения и стратегию измора;
  • обосновал тенденцию увеличения пространственного размаха ведения вооруженной борьбы, возникновения в годы русско- японской войны новой формы оперативных действий – армейской операции (введя принципиально новое ее понятие);
  • обосновал объективные предпосылки зарождения оперативного искусства как связующего звена между стратегией и тактикой, тем самым способствуя выделению новой самостоятельной области военного искусства;
  • обосновал оперативные требования к различным формам военных действий, не утратившие своего концептуального значения для теории и практики оперативного искусства в современных условиях;
  • обосновал снижение роли боя и даже системы боев с прежнего исключительного положения на чисто эпизодическое, отказ от маршей-маневров как крупного фактора стратегии;
  • способствовал, разрабатывая научно-методологический аппарат и отстаивая свою позицию военного ученого, становлению советской военной науки, развитию военно-теоретических исследований проблем военной доктрины, военного искусства, прогнозированию характера будущей войны, форм и способов ее ведения, военного строительства и подготовки вооруженных сил;
  • выступил сторонником принципиальной возможности предвидения характера, содержания и результатов будущих войн, обосновав положения о том, что будущие войны, в которых сталкиваются сильные противники (коалиции государств), неизбежно принимают затяжной характер, причем формы вооруженной борьбы становятся также неизбежно крайне разнообразными;
  • представил положения по использованию и обеспечению взаимодействия видов вооруженных сил, определению их роли и места в будущей войне;
  • подчеркнул роль и значение морального фактора, роль сообщений в стратегии, значение материально-технического превосходства и важность специфических условий конкретного ТВД, которые обуславливают выбор адекватной стратегии и оперативного искусства.

В своих теоретических исследованиях и практической деятельности он неизменно отстаивал приоритет самостоятельного мышления, свободной военной мысли, призывал к отказу от спекулятивной военной науки.

Вклад А.А. Свечина в развитие военно-исторической науки заключается в том, что он оставил своим потомкам классические произведения военно-теоретической и военно-исторической мысли, внес существенный вклад в развитие военного источниковедения.

Все творческое наследие Свечина, начиная от первых статей и включая его основной теоретический труд «Стратегия», пронизано историческими фактами и их обобщениями, аргументированными рассуждениями о структуре, месте и роли военно-исторических знаний в системе военной науки и военного образования.

Практически все его работы не были простыми обзорами минувших исторических событий: они будили разум, в них имелись выводы для современности, они обогатили российскую военно-историческую и оперативно- стратегическую мысль, влияли на их развитие. Его творческое наследие учит быть объективным в своих исследованиях, выводах и оценках, соблюдать как преемственность в военной науке, так и устремленность в будущее.

Важно отметить, что практически вся жизнь А.А. Свечина была неразрывно связана с теорией и практикой педагогической работы. Он принял непосредственное участие в становлении Военной академии РККА имени М.В. Фрунзе (ныне – Общевойсковая академия ВС РФ) и Военной академии Генерального штаба ВС РФ.

А.А. Свечин оставил обширное военно-историческое и военно- теоретическое наследие. Еще будучи капитаном, после русско- японской войны он написал ряд статей и книг, обобщающих опыт этой войны. Среди них: «Тактические уроки русско-японской войны», «Война в горах», «Предрассудки и боевая действительность». В 1910 году Свечин подготовил труд «Русско-японская война 1904-1905 гг.». Мысли автора уже тогда выделялись остротой и свежестью, оригинальностью взглядов. Глубоко и объективно он анализировал и опыт Первой мировом войны. В 1922-1923 гг. вышла его книга «История военного искусства» в трех частях, в 1927 г. – фундаментальный труд «Стратегия», в 1927-1928 гг. – «Эволюция военного искусства» в двух томах; в 1935 году – «Клаузевиц», в 1937 году – «Стратегия XX века на первом этапе». Труды, изданные в 30-х годах, затрагивая крупные государственные и стратегические проблемы, вызывали большой общественный интерес, вместе с тем порождали и различные нападки на него.

Общепризнанный подъем военно-теоретической мысли в начале 20-х годов в полной мере обязан военно-педагогическому мастерству А.А. Свечина, фактически создавшему собственную школу военно-научной мысли.

Свечин был убежденным сторонником того, что в военной науке необходимо в равной мере использовать самую различную методологию, потенциал многих научных школ. Особое значение он придавал изучению истории, необходимости следовать историческим традициям, уметь извлекать уроки и выводы из прошлого, так как без этого не может успешно развиваться военное дело. В своих теоретических исследованиях и практической деятельности он неизменно отстаивал приоритет самостоятельного мышления, свободной военной мысли, призывал к отказу от спекулятивной военной науки, приветствовал конструктивную критику.

Свечин был убежденным сторонником всестороннего и комплексного исследования характера войны будущего, выделяя в ее содержании в равной степени такие грани, как политическая оценка характера будущей войны и ее экономическое содержание; внутриполитическая безопасность и дипломатический план; мобилизационное развертывание вооруженных сил и характер начального периода войны; формы и способы вооруженной борьбы; система стратегического руководства в войне.

Сегодня отражение подобного подхода мы наблюдаем в военно- политических и военно-стратегических основах Военной доктрины РФ.

Следует подчеркнуть, что при прогнозировании характера будущей войны, форм и способов ее ведения Свечин выступил сторонником принципиальной возможности предвидения ее характера, содержания, результатов и последствий. История учит, как непросто делать правильные выводы из опыта прошлого, а еще сложнее оценивать будущее. В этом отношении надо отдать должное Свечину: он во многом предвидел характер вооруженной борьбы будущего, и многие его прогнозы во Второй мировой войне оправдались.

До сих пор сохраняет актуальность, разработанная Свечиным методика определения политических основ характера будущей войны. В своих исследованиях он вычленял такие компоненты, как оценка политики государств – возможных участников будущей войны; характер отношений (противоречий) между ними; выявление политической цели государств и определение возможной расстановки политических сил в будущей войне; оценка вероятного противника и возможного союзника; оценка возможных политических результатов и последствий войны.

Эти положения Свечина сохранили актуальность и в наши дни – они также нашли свое отражение в военно-политических и военно- стратегических основах Военной доктрины РФ.

По мнению Свечина, при столкновении сильных государств будущая война неизбежно примет затяжной характер и станет типичной борьбой на измор, на взаимное истощение сторон. Лишь сочетание различных форм и способов военных действий, объединенных единой целью и общим замыслом, постепенное накопление военно- политических и экономических результатов позволят лишить противника способности к продолжению сопротивления и в конечном счете привести к победе.

Анализ обширнейшего материала по истории войн и военного искусства в совокупности с учетом реальных условий развития военного дела и опыта современных войн позволил Свечину сформировать довольно четкую систему взглядов по проблемам военного строительства: о двух способах комплектования – кадровом и милиционном; о роли Генерального штаба.

С годами его позиция по вопросам состава и комплектования армии, принципов организации руководства практически не изменилась: он был убежденным сторонником постоянной армии как единого, сильного духом военного организма, возглавляемого Генеральным штабом. И только параллельно этой кадровой военной организации в разные годы своего творчества (сначала после русско-японской войны, затем в 20-е годы) он признавал возможность, а иногда и необходимость существования милиционных, второочередных формирований, партизанских отрядов и т.д.

Армия, в его понимании, должна быть хорошо организована и обучена военному делу, проникнута пониманием ответственности за защиту Родины. Одним из необходимых условий достижения этого Свечин считал наличие на всех уровнях подготовленного командного состава – преданных своему делу профессионалов.

Необходимо подчеркнуть, что крайне важным вопросом Свечин считал отношения между армией, властью и обществом, их взаимное уважительное доверие. Главная сила армии всегда была и остается в народной поддержке. Власть, которая посылает своих солдат на войну, на выполнение любого задания, должна иметь мужество постоять за них, обладать внутренней силой и способностью противостоять негативным явлениям в обществе. Нельзя допускать, чтобы армия оказывалась в положении, когда ее обстреливают с фронта и морально убивают с тыла.

Еще один вывод, вытекающий из жизни и творчества Свечина, заключается в том, что надо служить не хозяину, а Отечеству; служить не ради политических и иных амбиций власть предержащих, а во имя обеспечения безопасности Родины.

Армия не только вправе, но и обязана активно вмешиваться в политику, если под угрозой национальная безопасность, если Отечество в опасности, а социальная система на краю гибели.

Следует подчеркнуть, что красной нитью через все творчество Свечина проходят идеи патриотизма, величия духа нации, его бесспорной важности для военного дела. Им было уделено значительное место изучению роли и места морального фактора («моральных сил») в войне, морально- психологического обеспечения на фронте и в тылу.

В результате всестороннего изучения научно-литературного творчества А.А. Свечина в количественном отношении учтены 20 (прижизненных) изданий его авторских трудов, 256 статей, 192 рецензии и 7 переводов всего же около 440 печатных листов оставленного потомкам военно-научно- го наследия.

А.А. Свечина справедливо относят к одному из наиболее авторитетных военных мыслителей. Уроки жизни и деятельности Свечина, его теоретическое наследие учат быть объективным в своих исследованиях, выводах и оценках, соблюдать как преемственность в военной науке, так и устремленность в будущее. Он остается для нас примером самоотверженного, неистово ищущего ученого, который, несмотря на все перипетии судьбы, до конца мужественно стоял за свои научные убеждения.

Adblock detector