Главная / Профессионально-должностная подготовка офицеров / ОГП подготовка / Полные Георгиевские кавалеры, кавалеры ордена Славы – гордость России

Полные Георгиевские кавалеры, кавалеры ордена Славы – гордость России

Орден Святого великомученика и победоносца Георгия четырех степеней был учрежден 26 ноября 1769 года Екатериной II и давался как боевая награда за военные подвиги.

В статуте ордена указывалось: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражении раны не принимаются в уважение при удостоении к ордену Св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполняет во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя в пользу и славу российского оружия особенным отличием…» Положением об ордене предписывалось: «Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается».

Орденом 1-й степени за всю историю его существования были награждены лишь двадцать пять человек. Императрица Екатерина II при учреждении ордена возложила на себя знаки его 1-й степени, тем самым обозначив себя как главу ордена. Генерал-фельдмаршал граф П. А. Румянцев-Задунайский был первым пожалован орденом высшей степени 27 июля 1770 года за победы, одержанные над турецкой армией в сражениях при Ларге и Кагуле.

Орден Святого Георгия 2-й степени был вручен сто двадцать пять раз. Первыми кавалерами его стали в 1770 году генерал-поручик П. Г. Племянников, генерал-поручик князь Н. В. Репнин, генерал-квартирмейстер Ф. В. Боур за командование войсками в битве с турками при Ларге.

Самое первое награждение орденом Святого Георгия 3-й степени произошло 8 декабря 1769 года. Знак ордена был возложен на подполковника 1-го гренадерского полка Ф. И. Фабрициана за храбрость, проявленную при взятии турецкой крепости Галац на Дунае. Всего орденом 3-й степени были награждены шестьсот сорок пять человек.

Первым кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени стал 3 февраля 1770 года премьер-майор Р. Паткуль.

Впоследствии многие тысячи русских офицеров с гордостью носили белый эмалевый крестик, полученный за храбрость на поле боя при защите Отечества.

За почти 150-летнюю историю ордена Св. Георгия знаками всех четырех степеней были награждены лишь генерал-фельдмаршалы М. И. Голенищев-Кутузов-Смоленский, М. Б. Баркпай-де-Толли, И. Ф. Паскевич-Эриванский-Варшавский и И. И. Дибич-Забалканский.

Кроме императрицы Екатерины II возложил на себя знаки ордена Св. Георгия 1-й степени император Александр II в день столетнего юбилея ордена. Император Александр I имел знак ордена 4-й степени за кампанию 1805 года против Наполеона. Позднее Александр I отказался от предложенных кавалерской Думой (состояла из семи кавалеров ордена 1-й степени) знаков ордена высшей степени. Император Николай I в 1838 году был удостоен знака ордена 4-й степени за выслугу лет. За командование Кавказской армией во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III, получил орден Святого Георгия 3-й степени. Во время Первой мировой войны в 1915 году император Николай II по решению кавалерской Думы был награжден знаком ордена 4-й степени за «пример истинной воинской доблести и самоотвержения» во время нахождения на передовых позициях на Юго-Западном фронте.

Как правило, орден являлся индивидуальной наградой. Однако в истории ордена Святого Георгия есть случаи и коллективного награждения. В 1904 году за особое мужество, проявленное экипажами крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» в бою с японскими кораблями, все офицеры во главе с командиром крейсера «Варяг» капитаном 1 ранга В. Ф. Рудневым были награждены знаками ордена Св. Георгия 4-й степени.

Орденским храмом была церковь Святого Иоанна Предтечи около Чесменской богадельни в Петербурге. В Чесменском дворце проходили заседания Георгиевской кавалерской Думы.

Торжественные ежегодные приемы по случаю орденского праздника проходили 26 ноября в Зимнем дворце. На них приглашались кавалеры ордена Святого Георгия.

Последний раз георгиевские кавалеры отмечали свой орденский праздник 26 ноября 1916 года.

В 1849 году в Московском Кремле по проекту архитектора К. А. Тона был построен Большой дворец. Несколько залов получили названия по наименованию российских орденов, в том числе и ордена Святого Георгия. В художественном убранстве зала были использованы изображения орденских знаков. На укрепленных по стенам беломраморных досках золотом были выведены надписи: 11381 фамилия кавалеров ордена, награжденных им с 1869 по 1885 год, и 545 названий полков, батарей, морских экипажей, получивших георгиевские награды.

В 1807 году при ордене Св. Георгия учреждается и специальная награда для нижних чинов – «Знак отличия Военного ордена», представлявший собой серебряный крест на орденской ленте. В 1856 году эта награда стала иметь четыре степени; знаки 1-й и 2-й степеней были золотыми, 3-й и 4-й – серебряными.

Уже в первых правилах, касающихся знака отличия, указывалось: «Он приобретается только в поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских. Им награждаются только те из нижних воинских чинов, которые, служа в сухопутных и морских русских войсках, действительно выкажут свою отменную храбрость в борьбе с неприятелем».

Заслужить знак отличия – солдатский Георгиевский крест – можно было, лишь совершив боевой подвиг, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен неприятельского офицера или генерала, первым войдя во время штурма во вражескую крепость или (при абордаже) на борт неприятельского корабля. Получить эту награду мог также нижний чин, спасший в боевых условиях жизнь своему командиру.

Знак отличия ордена Св. Георгия № 1 получил унтер-офицер кавалергардского полка Егор Иванович Митрохин (Митюхин), отличившийся в бою с французами под Фридландом 2 июня 1807 года. В том же году за спасение офицера получила орден легендарная «кавалерист-девица» Н. А. Дурова.

Знак отличия военного ордена в период русско-французских войн получили свыше 41 тысячи человек, в том числе 6783 человека за Отечественную войну 1812 года. В период Крымской войны 1853- 1856 гг. были награждены 24150 человек, в русско-турецкую войну 1877-1878 гг. – 46 тысяч человек, русско-японскую войну 1904-1905 гг. – 87 тысяч человек.

В 1913 году Знак отличия Военного ордена был переименован в Георгиевский крест. К 1917 г. число награжденных Георгиевскими крестами всех степеней превысило 1366 тысяч человек. Солдатский Георгий 1-й степени № 1 получил в самом начале Первой мировой войны, осенью 1914 года, подпрапорщик Никифор Удалых, спасший знамя 1-го Невского пехотного полка.

Многие советские военачальники, начинавшие трудную военную школу еще в огне Первой мировой войны, были Георгиевскими кавалерами. Георгиевскими крестами отмечены храбрость и боевые заслуги Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, генерала И. В. Тюленева и многих других выдающихся советских полководцев и военачальников.

Полный бант, то есть все четыре солдатских креста, имели герои Гражданской войны С. М. Буденный, В.И. Чапаев.

В суровые годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов многие солдаты, принимавшие участие еще в Первой мировой войне, с гордостью носили рядом с советскими наградами полученные много лет назад Георгиевские знаки отличия. В истории нашей страны полным Георгиевским кавалером и одновременно Героем Советского Союза был донской казак, капитан Константин Иосифович Недорубов (1889-1978 гг.).

Георгиевские кресты послужили прообразом для учрежденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 ордена Славы.

Это была единственная боевая награда, предназначенная для награждения исключительно солдат и сержантов (в авиации также и младших лейтенантов). Награждение орденом Славы осуществлялось только в восходящем порядке, начиная с младшей, 3-й, степени, только за личные заслуги. Статут ордена предусматривал повышение кавалеров всех трех степеней в звании. Цвета ленты ордена Славы повторяют расцветку ленты российского имперского ордена Святого Георгия.

Уже через несколько дней после обнародования указа Президиума Верховного Совета СССР об учреждении ордена Славы страна узнала имена первых его кавалеров. Первое достоверно установленное представление к ордену Славы состоялось 13 ноября 1943 года, когда был подписан наградной лист о представлении к ордену 3-й степени сапера старшего сержанта B.C. Малышева. Во время боя Василий Малышев пробрался к вражескому пулемету, мешавшему продвижению наших войск, и уничтожил его. Позднее он заслужил еще один орден Славы – 2-й степени.

Первыми кавалерами ордена Славы 2-й степени стали саперы 10-й армии Западного (1-го Белорусского) фронта рядовые С. И. Баранов и А. Г. Власов. К концу войны Баранов и Власов получили и первую степень ордена.

Первыми полными кавалерами солдатского ордена Славы стали старший сержант К. К. Шевченко и ефрейтор М. Т. Питенин.

Свой первый орден Славы Константин Кириллович Шевченко заслужил за отвагу, проявленную при прорыве вражеской обороны у деревни Бондари 9 февраля 1944 года. К. К. Шевченко с подчиненными атаковал группу противника из двадцати человек, уничтожил четверых солдат и захватил вражеский пулемет. Вторую степень ордена он получил весной 1944 года, отличившись в боях на Западной Двине. По заданию командира К. К. Шевченко, помощник командира взвода 110-й отдельной разведывательной роты 158-й стрелковой дивизии, переправился на противоположный берег реки, занятый фашистами, и уничтожил вражескую огневую точку, обстреливавшую советские позиции. Ордена Славы 1-й степени старший сержант К. К. Шевченко был удостоен за мужество в боях в Белоруссии в июне 1944 года. Когда во время наступления Красной армии в направлении Витебск – Орша потребовалось срочно взять «языка», он пробрался во вражеский тыл, захватил в плен командира фашистского полка и доставил его в советский штаб.

Знак ордена Славы 1-й степени № 1 получил боец 63-й гвардейской стрелковой дивизии Ленинградского фронта, командир пехотного отделения гвардии старший сержант Николай Залетов. При штурме Карельского вала был убит командир роты, и, приняв на себя командование, Залетов Н. А. во главе роты первым ворвался во вражеский опорный пункт.

В истории Великой Отечественной войны известен единственный случай, когда кавалерами ордена Славы стали сразу все солдаты и сержанты одного подразделения. Речь идет о 1-м батальоне 215-го Краснознаменного полка 77-й гвардейской Черниговской Краснознаменной орденов Ленина и Суворова стрелковой дивизии 69-й армии 1-го Белорусского фронта. При освобождении Польши во время прорыва глубоко эшелонированной обороны немцев на левом берегу Вислы 14 января 1945 года воины этого батальона стремительной атакой овладели тремя линиями траншей противника и удерживали позицию до подхода основных сил. Боец батальона гвардии старший сержант И. Е. Перов закрыл грудью амбразуру вражеского ДОТа, повторив подвиг Александра Матросова. Все солдаты, сержанты и старшины батальона стали кавалерами ордена Славы. По решению военного совета 69-й армии 1 -й батальон стал называться «Батальон Славы».

Среди более чем двух с половиной тысяч полных кавалеров ордена Славы четверо носят звание Героя Советского Союза – артиллерист гвардии старший сержант А. В. Алешин, летчик-штурмовик младший лейтенант авиации И. Г. Драченко, морской пехотинец гвардии старшина П. Х. Дубинда, артиллерист старшина Н. И. Кузнецов.

Среди полных кавалеров ордена Славы есть четыре женщины – воздушный стрелок-радист 99-го отдельного гвардейского разведывательного авиаполка 15-й воздушной армии гвардии старшина Н. А. Журкина, пулеметчица 167-го стрелкового полка 16-й литовской дивизии сержант Д. Ю. Станилиене, снайпер 284-го стрелкового полка старшина Н.П. Петрова, санинструктор 100-го стрелкового полка М. С. Ноздрачева.

Восьми полным кавалерам ордена Славы в послевоенные годы присвоено звание Героя Социалистического Труда: М. К. Величко, П. А. Литвиненко, А.А. Мартыненко, В.И. Пеллер, Х. А. Султанову, С. В. Федорову, В. Т. Христенко и М. С. Яровому.

В рядах Красной армии сражался солдат С. Т. Кузин, кавалер двух георгиевских крестов, в годы Великой Отечественной войны награжденный также двумя орденами Славы.

Adblock detector