Главная / Новости Министерства Обороны / Почему выпускники гражданских вузов рвутся в научные роты, а студенты – на военные кафедры

Почему выпускники гражданских вузов рвутся в научные роты, а студенты – на военные кафедры

Смотри, студент, загремишь в армию! Еще 5-10 лет назад так обычно стращали преподаватели гражданских вузов своих подопечных. А что сейчас? Времена изменились. Конкурс в научные роты среди выпускников институтов и университетов, как раньше в космонавты – 25 человек на место. Министр обороны Сергей Шойгу сетует: за одну неделю возбуждено два уголовных дела за взятку при наборе на службу по контракту. Теперь дают деньги не за то, чтобы откосить, а чтобы взяли в армию.

Еще несколько лет назад, после обстоятельного разговора руководства военного ведомства с ректорами ведущих вузов, Минобороны поставило цель: студенты и их родители должны перестать бояться армии. О том, чего удалось добиться на пути к этой цели, говорили участники очередной встречи Сергея Шойгу с ректорами вузов. В этот раз она состоялась в Абакане. Корреспондент «МК» стал свидетелем совместного мозгового штурма генералов и руководителей высших учебных заведений.

Госзаказ никто не отменял

Мало кто знает, что многие гражданские вузы исполняют солидную воинскую обязанность. Например, некоторые из них за пять лет готовят по заданию министерства обороны кадровых офицеров по самым заумным специальностям. Все благодаря военным кафедрам и сборам. Эти выпускники прямиком идут служить офицерами, например, в ракетные и авиационные гарнизоны.

Есть и программы подготовки в вузах офицеров запаса. Она меньше по времени и объему. Вместе с дипломом о высшем образовании выпускник получает удостоверение офицера запаса. В случае нужды Родина его призовет на военную службу, и он будет служить по полученной в вузе специальности. Это так называемый мобилизационный резерв младшего комсостава.

Это не все. С 2014 года по инициативе президента гражданским вузам доверили еще одну важную задачу — готовить солдат и сержантов запаса. На это уходит в общей сложности год-полтора. Прошедшие военную подготовку студенты становятся после окончания вуза обладателями не только диплома, но самого законного военного билета солдата или сержанта запаса. Все довольны. Государство получает подготовленный мобилизационный резерв на случай войны (тьфу-тьфу). Студенту тоже неплохо. Не надо после вуза «записываться» в уклонисты или бегунки. Изучая в вузе гражданскую специальность, студент одновременно, примерно раз в неделю, в день военной подготовки, отдает Родине долг и копит «бонусные баллы» для получения легального военного билета. Военная служба в рассрочку.

А еще хорошо работодателям. Ведь часто бывало как? Предприятие направляет на учебу молодого человека, платит пять лет ему стипендию, а после вынуждено еще год ждать своего питомца из армии. Теперь такой паузы у спонсоров целевого обучения не будет. Правда, это в том случае, если парень соответствует критериям и его допустили к военной подготовке в вузе.

Оценивая четырехлетний опыт подготовки в вузах солдат и сержантов запаса, Шойгу сказал: «статистика, анализ показывают, что мы с вами на верном пути». Выступившие за ним ректоры, эту оценку поддержали.

Например, и.о. ректора Сибирского федерального университета Владимир Колмаков доложил:

– Получены два положительных эффекта. В результате организации данной подготовки укрепились наши связи с промышленными предприятиями, индустриальными партнерами, региональными и муниципальными властями. Они стали проявлять большую заинтересованность в тех наших выпускниках, которые прошли обучение по программе сержантов и солдат запаса. Военное образование стало давать конкурентное преимущество у гражданских работодателей. Военная подготовка дисциплинирует студентов мотивирует их на хорошую и отличную учебу, на занятие научной деятельностью и воспитывает любовь к родине.

Похоже, армия успешно решила задачу гуманизации военной службы. А вот ректоров недоброжелатели теперь, наверное, могут обвинить в милитаризации высшего образования. Ну, не угодишь всем!

Не смена вывески, а модернизация

Сегодня в системе военной подготовки задействованы 87 вузов. Их сеть расширяется. По планам Минобороны, в сентябре еще шесть вузов получат «добро» на военную подготовку студентов.

Вроде бы, о чем еще мечтать. Но военному ведомству не нравится организационный разнобой в системе военного обучения. Сегодня в гражданских вузах есть и военные кафедры, и факультеты военного обучения, и учебные военные центры, и военные институты при университетах. Порой по 2-3 воинских начальника в одном хозяйстве. Непорядок. Решено все привести к единому знаменателю — сформировать на базе всех имеющихся структур Военные учебные центры. И все. Термин уже узаконен и предписан к использованию. Реорганизация должна пройти безболезненно в ближайшее время.

С новой структурой военному ведомству, которое выдает госзаказ на подготовку всех военных специалистов, будет легче устанавливать единые правила, ставить задачи и контролировать их выполнение. Ректоры тоже согласны — единоначалие — это святое.

Вместе с тем Минобороны в лице статс-секретаря – замминистра обороны Николая Панкова предупреждает ректоров: реорганизация не должна сводиться к простой смене вывески.

– Если мы так поступим, то совершим очень большую ошибку, – сказал на совещании генерал.

По его словам, законодатели дали хороший повод для серьезной модернизации системы военной подготовки в гражданских вузах, повышения ее эффективности, чтобы должным образом отреагировать на изменения в науке, технике, учесть накопленный сирийский опыт.

Панков посоветовал ректорам институтов и университетов при назначении руководителей Военных учебных центров подбирать профессионалов. Целесообразно, отметил он, обратить внимание на офицеров имеющих боевой опыт. Очевидно, прежде всего сирийский.

Да и учебно-материальная база должна соответствовать моменту, а не носить отпечаток стандартов 70-80-х годов. Армия меняется, получает все более сложное и эффективное вооружение и технику. Правильно использовать их могут далеко не все. Нужно хорошее образование.

Дайте студенту шанс

И еще одну правовую коллизию в системе военной подготовки предстоит побороть. Способ уже нашли. Суть проблемы в том, что, согласно недавним изменениям в законодательстве о военной службе, тот, кто государству не отдал воинский долг, не может рассчитывать на карьеру в органах власти. Не важно какой — законодательной или исполнительной, центральной или местной. Все так. Человеку послужившему или прошедшему военную подготовку — доверия больше, чем тому, кто неизвестно какими путями армию избежал.

Но, как выясняется, есть один неучтенный момент. Оказывается, новое требование в отношении госслужбы ставит в неравное положение студентов различных вузов. Институтов и университетов у нас сотни, но военная подготовка ведется пока только в 87 из них. То есть получается, кто-то может получить военное образование в родном вузе, а кто-то такой возможности лишен. Ему остается идти в армию на год. Иначе никак. А ведь среди таких ребят есть, например, молодые таланты, победители олимпиад. Нет, иди на год под ружье, охранять или маршировать. Не пойдешь — чиновником уже никогда не станешь. Не очень рационально. И главное несправедливо. Ведь выбора человеку не дали.

Частично проблему решает новый ход Минобороны. Эта инициатива тоже уже узаконена – разрешить студентам вузов, в которых нет военных кафедр или, по-новому военных учебных центров, заниматься в соседних вузах, где такие центры есть. От этого хорошо будет и студентам, и армии.

На встрече Шойгу с ректорами в Абакане как раз такое соглашение подписали и.о.ректора Сибирского федерального университета, чей филиал с военной кафедрой есть в Абакане, и Хакасский госуниверситет, где военный кафедры нет. Теперь 70 студентов ХГУ, в числе которых историки, филологи, историки, смогут пройти подготовку по специальностям солдат или сержант запаса на военной учебно-материальной базе филиала СФУ и с его военными преподавателями.

И это не единичный пример. Так, генерал армии Панков рассказал, что около 400 студентов Саратовской государственной юридической академии уже обучаются на военной кафедре Саратовского государственного технического университета имени Гагарина.

Так что, процесс пошел. У многих тысяч студентов появится выбор.

Очередь в научную роту

Еще одна идея о том, как усилить интеллектуальный потенциал армии и повысить привлекательность военной службы у выпускников гражданских вузов, уже прошла апробацию. Это научные роты.

– Сегодня научные роты есть во всех видах и родах войск. Они зарекомендовали себя очень хорошо. Вслушайтесь: конкурс призывников на службу в научных ротах – 25 человек на место, – не без гордости рассказал Сергей Шойгу о развитии инициированного им проекта.

Для отбора кандидатов созданы специальные комиссии. Затраты того стоят. От службы склонных к научной работе выпускников вузов огромная польза. Ежегодно военнослужащие научных рот выдают «на гора» до 50 изобретений и больше 100 разного рода рационализаторских предложений.

Об одной из первых разработок, предложенной специалистами созданной в Воронеже научной роты, рассказал министр обороны. Это способ неразрушающей диагностики несущих конструкций самолета Су-35.

Методика широко применяется в войсках. Это особенно важно с учетом высокой интенсивности полетов нашей военной авиации, особенно в последние три года, с началом операции российских ВКС в Сирии.

Министр обороны как большой плюс отметил тот факт, что многие специалисты, отслужив в научной роте, выбирают военную службу. Например, в научной роте, сформированной на военном космодроме Плесецк в Архангельской области, многие сегодняшние командиры, преподаватели и научные руководители — это как раз выпускники научной роты.

Армия пошла навстречу и оборонным предприятиям, выполняющим важный госборонзаказ. Они заинтересованы в привлечении на производство молодых подготовленных специалистов со средним профессиональным образованием. Есть ребята, которые себя очень хорошо зарекомендовали на производстве, которых промышленность направляла на обучение и ждет их обратно. А тут армия забирает их на год к себе. Оборонщики попросили сделать что-нибудь для этой категории. И вот в 2018 году появились первые научно-производственные роты.

Например, на Севмаше в Северодвинске, где строятся атомные подводные лодки, или на заводах, где собираются зенитные ракетные системы С-400. Молодые люди работают на предприятии и одновременно получают военные специальности по профилю своего предприятия. В случае необходимости они могут служить в расчетах на тех же зенитных системах С-400.

Армия открывает новую «Эру»

Но, как выясняется, успешный проект научных рот – это только один первых шагов по интеллектуализации военного труда. Девиз нынешнего руководства военного ведомства – не останавливайся на достигнутом, удивляй. И удивили. Задумали создать военный инновационный технополис «Эра». Своего рода инкубатор передовых научных идей, работающих на борону страны. В этом году запускают уже первую очередь невиданного у нас доселе научного центра.

Использовали при создании опыт появления в СССР Физтеха – флагмана советской научной революции, во многом обеспечившего стране приоритет в освоении атома и космоса. Тогда по всем городам и весям отбирали талантливых ребят и направляли в Московский физико-технический институт. Так появилось новое поколение ученых.

Для технополиса «Эра» нашлось место в курортной Анапе. Полным ходом идет отбор кадров. Создали для интеллектуалов все условия. Построили 1300 квартир для молодых ученых. Закупили самое современное оборудование, в том числе суперкомпьютеры и лаборатории. Строятся опытные цеха по производству образцов новой техники. Научная работа будет организована по заданию Минобороны и военной промышленности. Конечная цель – выход на серийное производство уникального вооружения.

– Руководство Минобороны рассчитывает получить быструю и очень хорошую отдачу от этого проекта, сказал Шойгу.

Он обозначил и одну из научно-прикладных задач, которые предстоит решать приморским счастливчикам – обеспечивать сверхзащищенными компьютерными программами появившийся не так давно Национальный центр управления обороной страны. Центру управления требуется огромный объем программных продуктов. При этом ясно, что армии нужны такие программы, чтобы ни один американский или британский хакер не добрался до содержания готовящихся военных приказов и распоряжений. Пусть, как говорится, узнают все уже по факту.

Очевидно, таких сверхзадач у военного ведомства не мало. Так что всем, кто попадет в новую «Эру», скучать без дела не придется.

И еще в одном можно не сомневаться. Военный технополис может очень скоро составить сильную конкуренцию той же гражданской вузовской науке, которая тоже для армии много что делает. К примеру, ректор Воронежского госуниверситета и вице-президент Российского союза ректоров Дмитрий Ендовицкий доложил Шойгу о том, что его вуз имеет много точек соприкосновения с военным ведомством. К примеру, в Воронеже создана лаборатории по исследованию технологии искусственного интеллекта, радиоэлектронной борьбы, средств связи оперативного звена. А это все очень востребованные направления исследований в области вооруженной борьбы.

«И девушки могут»

Отлаженная система военной подготовки студентов гражданских вузов, как оказалось, имеет одно уязвимое место. До сих пор эта система ориентировалась только на сильную половину студенчества. И это положение не устраивало вторую, прекрасную, половину. Многие девушки обижались: почему парням можно осваивать без отрыва от учебы военные специальности, а нам нельзя. Доходило до обвинений Минобороны в дискриминацию по половому признаку. И вот на совещании с ректорами вузов в Абакане министр обороны Сергей Шойгу объявил: несправедливость в отношении представительниц прекрасного пола будет устранена!

Николай Панков ситуацию обрисовал в цветах и красках: «является неоспоримым фактом колоссальный запрос девушек к военной службе, в частности, к военному обучению». По его словам, убедительным подтверждением являются запредельные конкурсы среди девушек при поступлении в 13 военно-учебных заведений, куда их разрешено принимать.

– Вносится предложение в самое ближайшее время, до конца сентября, определить по каждому вузу, по каждому военному учебному центру перечень военно-учетных специальностей, по которым мы будем проводить обучение представительниц прекрасного пола, – сказал Николай Панков.

Будут определены также объемы этой подготовки и внесены изменения в план набора. Это позволит организовать обучение девушек уже в наступающем учебном году.

Сергей Шойгу предложение поддержал. По его словам, военное ведомство не могло не заметить такой запрос общества. Было принято решение провести даже первый набор девушек в летное училище.

– И сейчас об этом не жалеем, по правде сказать, – добавил министр.

По его словам, от желающих нет отбоя. То же самое происходит в Военно-медицинской академии.

– Что касается военных учебных центров, то куда бы мы ни приезжали, везде задают один и тот же вопрос: почему юноши могут учиться, а девушки не могут. Хочу сказать: теперь могут, – заявил Шойгу.

Решение по феминизации военной подготовки в гражданских вузах принято не без оговорок. Девушек смогут учить не по всем военным специальностям. Шойгу поставил задачу «до конца сентября определить, какие профессии доступны для девушек».

В свою очередь, ректор Воронежского госуниверситета предложил для девчонок, к примеру, такие специальности: психология служебной деятельности, военная журналистика и военный перевод. Почему бы и нет.

Итог

Подводя итог разговору с ректорами, Сергей Шойгу открыл страшную военную тайну. Оказывается, на военную службу военкоматы призывают примерно 12 процентов от общего числа призывного контингента.

– И что самое интересное – больше нам и не надо. Если бы вести такую серьезную, глубокую милитаризацию общества, то мы бы пошли по другому пути: нет, пусть все идут и все служат, закончил вуз – надевай форму и на полигон. Конечно это неправильный подход, – сказал министр, намекая на то, что в современной войне важны не численность армии, а ее качество.

– Нам нужна другая армия. Хорошо обученная, подготовленная, высокообразованная. Сегодня уже другая война, другое оружие, другое ведение боевых действий, – сказал министр.

Служба требует высочайших профессиональных качеств. И наши военнослужащие в той же Сирии эти качества демонстрируют, добавил министр.

– Гордимся нашими людьми, – заключил Сергей Шойгу.

Adblock detector