Главная / Профессионально-должностная подготовка офицеров / ОГП подготовка / Материальная ответственность военнослужащих: историко-правовой аспект

Материальная ответственность военнослужащих: историко-правовой аспект

Материальная ответственность является видом юридической ответственности. Она предусматривает возможность возложения юридической обязанности на военнослужащих возместить в денежной форме реальный ущерб имуществу воинской части причинённый ими в период исполнения обязанностей военной службы.

Функционирование института материальной ответственности за вред, причиненный государственному имуществу, во все времена был обусловлен, прежде всего, целями самозащиты государства. В различные исторические периоды государство устанавливало уникальные правовые механизмы защиты своего имущества, отвечающие потребностям общественного развития. Изменения правового регулирования указанного института общественных отношений, в зависимости от эпохи развития государства, влекли за собой усиление роли той или иной функции юридической ответственности.

Становление института материальной ответственности военнослужащих в Российской империи происходило в XVII—XVIII веках и было непосредственно связано с образованием регулярной армии. Посредством проведённых Петром I реформ была установлена ответственность за порчу, утрату, промотание оружия и военной амуниции. Основным источником норм, регулирующих вопросы материальной ответственности в рассматриваемый период, являлись «Артикулы воинские». Законодательство о юридической ответственности военнослужащих не предусматривало дифференциации на уголовную, дисциплинарную и материальную ответственность. В качестве меры ответственности за причинение имущественного вреда выступали различные санкции: от имущественных — до смертной казни. Так, в случае причинения убытков от «нерадения» или «непотребного употребления» виновные были обязаны «то исправить и заплатить ценою» (арт. 13). За отдельные правонарушения, связанные с причинением убытков, нормативно были установлены имущественные санкции, сочетавшиеся с телесными наказаниями. Например, за умышленное причинение вреда здоровью своим сослуживцам Закон (арт. 37) предусматривал санкцию в виде трёхкратного «проволочения под корабль» и возмещения стоимости лечения и иных убытков. Хищение, попытка выноса с корабля или продажа пороха, ядер, военной амуниции и иных корабельных припасов были отнесены к категории наиболее тяжких правонарушений, где санкцией выступала смертная казнь через повешение (арт. 14).

В XIX в. продолжалось совершенствование института материальной ответственности военнослужащих. Меры юридической ответственности за промотание, утрату казённого имущества предусматривались уставами о наказаниях, Дисциплинарным, Военно-Судебным. При этом установленные законодательством предписания дополнялись соответствующими приказами по военному ведомству Российской Империи.

Воинским Уставом о наказаниях, принятым в конце 1870-х годов, был установлен судебный порядок привлечения военнослужащих к материальной ответственности. Уставом предусматривалось, что лиц, «виновных в преступлении и проступке, причинивших кому-либо вред или убытки, сверх наказания, к коему присуждаются, обязаны вознаградить понесшего вред или убытки по точному о сем постановления суда …». То есть санкции имущественного характера выступали дополнительным видом наказания за преступление либо правонарушение, повлекшее имущественный ущерб. Материальная ответственность имела целью компенсировать (восстановить) нанесённый ущерб казённому имуществу и применялась в сочетании с иными видами юридической ответственности, реализующими карательную функцию в отношении личности правонарушителя. Размер сумм подлежащих уплате за причинённый «вред и убытки» определялся в судебном или административном порядке (командиром). При малозначительности проступка командир (начальник) военнослужащего обладал правом самостоятельного взыскания с виновника «убытков казны».

Воинский устав о наказаниях предусматривал механизм обеспечения полного возмещения вреда за счёт возможности расширения круга лиц, обязанных возместить причинённый ущерб. Так, в случае имущественной «несостоятельности» виновного лица (лиц) Уставом было закреплено правило: «Убытки, причиненные целою командою или частью оной, в случае несостоятельности самих виновных обращаются на состоявшего при команде или части начальника, если он будет признан виновным в бездействии власти». Следует заметить, что вышеуказанные положения Воинского устава о наказаниях, несколько трансформировавшись, нашли своё нормативное закрепление в современном отечественном правопорядке, регулирующем аналогичную группу военно-служебных отношений. Кроме того, в случае смерти виновных лиц Уставом предусматривалась возможность «взыскания вознаграждения за причиненный ущерб или убытки» с наследников, но в пределах актива наследственной массы, то есть «только из того имения, которое им досталось от виновных». Не вызывает сомнения, что в указанный период развития военного законодательства компенсационная функция юридической ответственности за причинённый ущерб являлась приоритетной.

К концу XIX в. вопросы сбережения военного имущества получили своё дальнейшее развитие. «Воинская присяга на верность службы Царю и Отечеству» обязывала солдата к сбережению военного имущества и предупреждению его повреждения или уничтожения: «Об ущербе же Его Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не- допущать …». Нормы военного законодательства о юридической ответственности военнослужащих были ориентированы на создание для правонарушителя неблагоприятных последствий имущественного характера. Телесные наказания военнослужащих были отменены. Получили нормативное закрепление фактические основания материальной ответственности, процессуальные правила установления виновности лица.

Сложившийся в конце XIX в. правовой режим материальной ответственности военнослужащих просуществовал до 1918 г. С образованием Рабоче-крестьянской Красной Армии — армии нового типа возникла острая необходимость реорганизации всех правовых основ функционирования военной организации государства. Формирование военного законодательства происходило в сложных условиях гражданской войны. Регламентация вопросов материальной ответственности в двадцатые годы XX в. осуществлялась актами Революционного Военного Совета, Совета Народных Комиссаров, Всероссийского Центрального Исполни.

Нормы, касающиеся материальной ответственности военнослужащих, долгое время не мели своего специального нормативного правового акта, учитывающего лишь только вопросы юридической ответственности военнослужащих за причинённый имущественный ущерб. Так, в соответствии с Законом «О всеобщей воинской обязанности» за материальный ущерб, причиненный государству при исполнении служебных обязанностей, военнослужащие несли ответственность по воинскому Дисциплинарному уставу. Нахождение норм о материальной ответственности военнослужащих в Дисциплинарном уставе указывает на несформированность данного вида ответственности в самостоятельный институт.

В соответствии с дисциплинарным законодательством лица рядового и младшего начальствующего состава за причиненные государству убытки отвечали в дисциплинарном или судебном порядке. Лица начальствующего состава привлекались к судебной ответственности только за материальный ущерб, нанесённый в результате преступного деяния по отношению к исполнению своих обязанностей. Наказанные лица среднего, старшего и высшего начальствующего состава, а также младшего начальствующего состава сверхсрочной службы за причинённый ущерб государству были обязаны возместить его величину в объёме нанесённого ущерба, но не свыше 1,5 основных окладов содержания. Таким образом, законодательно была закреплена ограниченная материальная ответственность. К военнослужащим срочной службы данная мера ответственности не применялась.

В период Великой Отечественной войны вопрос сбережения военного имущества приобрёл особую значимость для поддержания боеспособности Красной Армии. Этим обстоятельством было обусловлено ужесточение дисциплинарного законодательства. Так, 21 августа 1943 г. Народный комиссар обороны приказом № 0413 разрешил в дисциплинарном порядке направлять в штрафные роты подчинённых из числа рядового и сержантского состава за промотание военного имущества наряду с военнослужащими, совершившими такие правонарушения, как самовольные отлучки, неисполнение приказа и дезертирство. Данный вид наказания применялся в том случае, когда обычные меры дисциплинарного воздействия за эти проступки, по мнению командира, оказывались недостаточными.

Развитие законодательства в 60-х годах ХХ в. осуществлялось в направлении актуализации компенсационной функции. Нормы о материальной ответственности военнослужащих оформились в самостоятельный правовой институт, посредством их закрепления в самостоятельном нормативном правовом акте — Положении о материальной ответственности военнослужащих (далее — Положение). Нормативно была произведена дифференциация видов материальной ответственности на полную и ограниченную. Основанием для классификации выступала форма вины и должностное положение виновного военнослужащего. Полная материальная ответственность предполагала возложение на виновных лиц обязанности по возмещению ущерба в размере полной стоимости утраченного имущества независимо от степени их износа. Исчерпывающий перечень видов имущества, за утрату которого виновный привлекался к полной материальной ответственности, был установлен этим же Положением: пальто и жилеты меховые, костюмы меховые и кожаные, пальто и костюмы из кожзаменителя, куртки шевровые, костюмы хлопчатобумажные зимние и демисезонные, полушубки, свитера и рейтузы шерстяные, валенки, унты меховые, сапоги из кожи на меху, мешки спальные меховые и ватные, ботинки кожаные, сапоги кожаные с уширением голенища. Анализ нормативных предписаний позволяют сделать вывод о том, что в указанный период законодательством предусматривался повышенный уровень защиты военного имущества. В дополнение к ранее существовавшей ограниченной материальной ответственности законодательством была установлена полная. Взыскание ущерба производилось без учета амортизации отдельных видов утраченного имущества, то есть сверх его остаточной стоимости. В современном понимании размер остаточной стоимости утраченного имущества соответствует величине реального ущерба, компенсация которого является внешним выражением компенсационной функции юридической ответственности. Карательная же функция материальной ответственности состояла в применении к виновному лицу неблагоприятных последствий имущественного характера в размере разницы между первоначальной и остаточной стоимостями утраченного имущества.

В 80-х годах XX в. рассматриваемый институт права был наиболее детально разработан, представлял собой совокупность устоявшихся во времени норм и устойчиво применялся в системе советского военного законодательства. Правовое регулирование института материальной ответственности военнослужащих осуществлялось Положением о материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный государству (далее — Положение). Указанным нормативным правовым актом была осуществлена систематизация оснований привлечения военнослужащих к полной и ограниченной материальной ответственности. По мнению авторов, в этот период происходило усиление карательной функции юридической ответственности. Так в соответствии с Положением, «размер причиненного государству ущерба определяется по фактическим потерям на основании данных учета, исходя из розничных цен, а при их отсутствии — по ценам, исчисляемым в порядке, устанавливаемом Государственным комитетом СССР» . Однако, с целью «… повышения ответственности военнослужащих за обеспечение сохранности вооружения, техники и другого военного имущества …»  приказом Министра обороны СССР 1984 г. № 85 была установлена кратность к стоимости отдельных предметов военного имущества. Фактическим основанием для применения кратности являлся факт хищения, промотания или недостачи военного имущества. Размер кратности определялся на основании приложения № 1 к данному приказу:

  • в 10-кратном размере: на огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и средства взрывания;
  • в 5-кратном размере: на летнотехническое, специальное морское и десантное обмундирование, штурманское снаряжение, специальную одежду и обувь, меховые изделия и другие инвентарные вещи, парашютно-десантное имущество, средства индивидуальной защиты кожи, на импортную кино- фото- радиотелевизионную, множительную аппаратуру всех наименований и аппаратуру видеозвукозаписи, специальным техническим средства, принадлежностям к средствам связи и техническим средствам охраны;
  • в 3-кратном размере: на агрегаты, запасные части, инструменты, приборы и принадлежности к вооружению, военной техники, оборудование, аппаратуру, средства связи, технические средства охраны, вычислительную технику, оптические приборы, импортные электрифицированные инструменты, горючие, масла и смазки, спирты и специальные жидкости;
  • в 2-кратном размере: на малогабаритные средства связи и принадлежности к ним и к техническим средствам охраны, надувные переправочные средства, средства малой механизации для производства инженерных работ.

Повышающие коэффициенты к фактическим потерям характеризуют усиление карательной функции. Однако нельзя не отметить, что указанные нововведения способствовали воспитанию военнослужащих в духе выполнения требований военной присяги: «… всемерно беречь военное и народное имущество» .

Нормы права, устанавливающие такой порядок возмещения ущерба, отвечали потребностям общественно-экономического развития, в условиях соответствующего общественно-политического строя. В Конституции СССР государственная собственность признавалась общим достоянием всего советского народа, основной формой собственности. Советским правом были выработаны особые способы повсеместной охраны и защиты государственного имущества, были созданы условия для его преумножения.

В 1993 г. с изменением основ конституционного строя Российской Федерации произошли глобальные системные изменения в системе отечественного права. Переход к рыночным отношениям обусловил необходимость предоставления равной правовой защиты частной, государственной, муниципальной и иным формам собственности. Ранее существовавший режим приоритетной защиты государственного имущества прекратил своё существование. Гуманизация российской правовой системы — вообще и системы российского права — в частности повлекла реформирование военного законодательства. Принципы равенства защиты, справедливости, соразмерности и полного возмещения вреда начали постепенно находить своё нормативное закрепление и развитие в отраслевом законодательстве. Однако, после принятия Конституции РФ, догмы советского права о материальной ответственности военнослужащих продолжали действовать достаточно длительный промежуток времени. На фоне масштабного обновления всей системы российского права это обстоятельство вызывало определенный дисбаланс. И только в 1999 г. в связи с принятием от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» данные противоречия были устранены. С принятием данного Закона произошёл отказ от применения кратности; была установлена обязательность учёта амортизации имущества, а также обстоятельств, исключающих, смягчающих и отягчающих материальную ответственность. В настоящее время данная правовая конструкция способствует определению степени вины с учетом различных факторов объективного и субъективного характера. Этот подход обеспечивает основанную на законе реализацию принципов справедливости и соразмерности наказания.

Определение меры ограниченной ответственности было поставлено Законом в зависимость от воинского звания, должностного положения и выслуги лет виновного лица. Указанная правовая позиция обеспечивает индивидуализацию наказания. Принцип полного возмещения вреда нашёл своё формальное выражение в ст. 8 данного Федерального закона: «Возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности».

Ужесточению юридической ответственности, повышению ее карательной функций способствовало нормативное предписание об обязательности применения мер дисциплинарного или уголовного воздействия к причинителю имущественного вреда. При этом форма вины и характер правонарушения (уничтожение, повреждение, утрата) для цели привлечения к дисциплинарной или уголовной ответственности правового значения не имеет. Квалифицирующим признаком преступления выступает непосредственный объект преступного посягательства: оружие, боеприпасы, предметы военной техники. Данные предметы военного имущества ещё с петровских времён находятся под особой правовой защитой. В случае уничтожения, повреждения, порчи, незаконного расходования или использования иного военного имущества военнослужащий, наряду с материальной ответственностью, подлежит и дисциплинарной. Закон относит данное деяние к категории грубых дисциплинарных проступков. Следует иметь виду, что привлечение к дисциплинарной ответственности за грубый дисциплинарный проступок влечет для виновного военнослужащего неблагоприятные последствия как личного, так и имущественного характера. До истечения срока, в течение которого он считается имеющим дисциплинарное взыскание за грубый дисциплинарный проступок, наказанное лицо в установленном порядке утрачивает право, например, на получение отдельных выплат стимулирующего характера, на присвоение очередного воинского звания. Указанное обстоятельство позволяет сделать вывод об ужесточении карательной функции юридической ответственности.

Таким образом, формирование российского законодательства о материальной ответственности военнослужащих прошло различные этапы своего исторического развития, в ходе которых формировались и эволюционировали принципы и функции юридической ответственности. Изменялся круг лиц, привлекаемых к материальной ответственности, видоизменялись санкции правовых норм и соответствующие им меры неблагоприятного воздействия на причинителя вреда. Исходя из потребностей общественного развития законодатель, опираясь на достижения юридической науки, вырабатывал наиболее оптимальные, для конкретного исторического периода, правовые конструкции. Современное законодательство о материальной ответственности военнослужащих, на основе исторического опыта и с учётом потребностей современного развития общества, сформировало оптимальную правовую модель охраны и защиты государственного имущества как материальной основы своего существования.

Adblock detector