Главная / Профессионально-должностная подготовка офицеров / ОГП подготовка / Крымская война 1853-1856 годов: Синопское морское сражение и героическая оборона Севастополя

Крымская война 1853-1856 годов: Синопское морское сражение и героическая оборона Севастополя

Синопское морское сражение.

Морское сражение при Синопе произошло в самом начале Крымской войны. Эта война, начавшаяся в октябре 1853 года между Россией и Турцией, вскоре переросла в вооружённое столкновение между Россией и сильной коалицией Англии, Франции, Турции, Сардинии.

В условиях сложной военно-политической обстановки весной 1853 года военно-морские силы России на Чёрном море были приведены в боевую готовность. По инициативе начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала В.А. Корнилова было организовано непрерывное крейсерство русских кораблей от Босфора до кавказских берегов.

В конце октября 1853 года в Константинополе была сформирована большая эскадра из лучших быстроходных турецких кораблей. Командующим эскадрой был назначен вице-адмирал Осман-паша, вторым флагманом — контр-адмирал Гуссейн-паша. Главным руководителем по осуществлению всего плана был назначен англичанин А. Слейд, имевший в турецком флоте чин контр-адмирала с титулом Мушавер-паши.

В середине ноября 1853 года эскадра Османа-паши, вышедшая из Константинополя к берегам Кавказа, достигла лучшей стоянки на анатолийском побережье — Синопа. Здесь турецкий командующий рассчитывал временно переждать штормовую погоду, после чего вновь продолжать свой путь на восток. Однако планы противника были разбиты русским Черноморским флотом.

Находясь у анатолийского побережья, русская эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова осуществила поиск неприятельской эскадры противника. Правильно учитывая превосходство сил противника и вместе с тем полную необходимость воспрепятствовать ему в дальнейшем продвижении к Кавказу, командующий русской эскадрой решил:

1) не выпускать турецкую эскадру из Синопа, установив блокаду бухты силами трёх русских кораблей;

2) добиться изменения обстановки в свою пользу, обеспечив главную базу Черноморского флота своевременной информацией о блокаде противника;

3) с прибытием подкреплений из Севастополя добиться основной цели — уничтожения противника в его собственной базе.

К началу сражения в составе турецкой эскадры было 16 судов, в том числе 7 фрегатов, 2 парохода, 3 корвета, 2 транспорта, 2 купеческих брига, вооружённых 476 орудиями. Кроме корабельной артиллерии противник имел 44 орудия на шести береговых батареях Синопа. Численность экипажей турецкой эскадры достигала 4,5 тыс. человек; на батареях находилось до 500 человек.

Русская эскадра в результате своевременного прибытия подкреплений из главной базы к началу сражения состояла из 6 линейных кораблей, вооружённых 612 орудиями, и 2 фрегатов, на которых находилось 104 орудия. Таким образом, благодаря инициативным действиям русских моряков был достигнут перевес в числе орудий по сравнению с противником.

Правильно оценив обстановку, адмирал П. Нахимов решил вступить в бой с противником в его собственной бухте. Сражению предшествовала тщательная подготовка, начатая на русских кораблях ещё во время блокады противника в Синопское бухте. На эскадре был разработан план атаки, который был проникнут идеей активности, решительности и инициативы. Будучи уверен в непоколебимой стойкости черноморских моряков, в их умении до конца использовать мощные артиллерийские средства кораблей, командующий русской эскадрой не устанавливал жёсткой регламентации, свойственной английским адмиралам, а, наоборот, поощрял личный состав на самостоятельные инициативные действия.

В 9 часов 30 минут 18 ноября (30 ноября) 1853 года Нахимов дал сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». В строю двух кильватерных колонн русская эскадра пошла к Синопское бухте. Флагманский корабль «Императрица Мария» возглавил правую, наветренную колонну, в кильватер ему пошли корабли «Константин» и «Чесма». Корабль «Париж» под флагом контр-адмирала Ф.М. Новосильского шёл головным в левой колонне, за ним следовали корабли «Три святителя» и «Ростислав». Вместе с линейными кораблями шли фрегаты «Кагул» и «Кулевчи».

При приближении к рейду Нахимов сигналом приказал несколько уменьшить ход, чтобы кораблям при попутном ветре было удобнее встать на якорь согласно диспозиции. На кораблях убавили паруса. Вскоре пробили боевую тревогу. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» по указанию флагмана отделились от эскадры и пошли на назначенные для них места у входа в бухту для наблюдения за неприятельскими пароходами.

В 12 часов 28 минут с турецкого флагманского фрегата «Авни-Аллах» раздался первый выстрел: адмирал Осман-паша приказывал своей эскадре открыть огонь по русским кораблям, быстро приближавшимся к центральной части синопского рейда. Сражение началось.

Русские корабли попали под сильнейший огонь противника, однако эскадра с каждой минутой все ближе подходила к боевой линии турок. Несмотря на серьёзные повреждения, русский флагманский корабль уверенно продолжал идти вперёд, увлекая за собой остальные корабли эскадры. Проходя мимо турецкого фрегата «Навек- Бахри», корабль Нахимова «Императрица Мария» открыл огонь правым бортом. Не останавливаясь, флагман прошёл дальше в глубь бухты, осыпал градом снарядов другой неприятельский корабль и стал приближаться к турецкому адмиральскому фрегату «Авни-Аллах». Подойдя к нему на расстояние около 350 метров, Нахимов приказал стать на шпринг (трос, заведённый в скобу станового якоря или взятый за якорь-цепь, другим концом проведённый на корму, для удержания корабля (судна) в заданном положении. В парусном флоте заводился для наиболее эффективного использования бортовой артиллерии на якоре. — Прим. авт.). Вслед за флагманским кораблём стали на шпринги и другие корабли русской эскадры.

Под жестоким обстрелом неприятельских орудий русская эскадра успешно прорвалась на рейд Синопа, и все корабли заняли свои места в точном соответствии с планом атаки. Этим был завершён первый этап сражения (тактическое развёртывание), в котором русская эскадра находилась в худших условиях по сравнению с противником. Успешное осуществление прорыва на синопский рейд блестяще доказало правильность замысла Нахимова, построившего эскадру в две колонны. На всех кораблях умело, без замешательства осуществили заводку шпрингов, несмотря на сильный огонь противника. С первых же минут сражения проявились мужество, инициатива и решительность командиров кораблей, смелость, выдержка и прекрасное знание дела матросами и офицерами русской эскадры. Став на шпринги, русские корабли обрушили мощный артиллерийский огонь по турецкой эскадре.

С самого начала сражения флагманский корабль «Императрица Мария» сосредоточил огонь по неприятельскому адмиральскому фрегату «Авни-Аллах». Адмирал Нахимов, следуя боевому опыту Ф.Ф. Ушакова, понимал, что с поражением флагмана турецкая эскадра лишится основного руководства и будет сильно дезорганизована. Поэтому перед комендорами корабля «Императрица Мария» была поставлена задача: парализовать сопротивление турецкого адмиральского фрегата, уничтожить его или вывести из строя.

Чёткая и слаженная работа моряков, действовавших на батарейных палубах кораблей под непрерывным обстрелом противника, обеспечила мощный огонь русской артиллерии.

На флагманском корабле русской эскадры особенно отличились артиллеристы Григорий Савин, Алексей Самотоев, Иван Кондратьев, Пётр Верещагин, Василий Стрельников, Артемий Попов. Меткий огонь русских артиллеристов определил участь командующего турецкой эскадрой адмирала Османа-паши. Его фрегат «Авни-Аллах» вышел из боя и, пытаясь укрыться от огня русской артиллерии, сел на мель. Экипаж этого корабля, ограбив адмирала, бежал на берег. Турецкая эскадра по истечении получаса сражения лишилась своего командующего, что сильно дезорганизовало противника. После выхода из строя турецкого флагманского фрегата корабль «Императрица Мария» перенёс свой огонь на фрегат «Фазлы-Аллах», который загорелся и, объятый пламенем, также вышел из боя, сел на мель у стен турецкой крепости.

Корабль «Константин» под командованием капитана 2 ранга Л.А. Ергомышева вёл обстрел береговой батареи № 4 и двух 60-пушечных фрегатов — «Навек-Бахри» и «Несми-Зафер». Основной удар «Константина» в начале сражения был направлен против фрегата «Навек-Бахри». Поддержанный огнём «Чесмы», «Константин» с каждым залпом наносил большие потери фрегату «Навек-Бахри». Безуспешны были попытки Али- бея, командира турецкого корабля, остановить свою команду, спасавшуюся вплавь на берег. Спустя 20 минут после открытия русскими огня турецкий фрегат взлетел на воздух.

После этого «Константин» направил основной огонь по другому 60-пушечному неприятельскому фрегату — «Несми-Зафер». Под руководством Николая Гаврилова и Николая Беклешова комендоры «Константина» наносили серьёзные повреждения вражескому судну. Снаряды русского корабля отлично накрывали цель, разрывали палубу, ломали надстройки, выводили из строя орудия противника. В 1 час пополудни этот неприятельский фрегат также прекратил сопротивление.

После уничтожения фрегата «Несми-Зафер» капитан 2 ранга Лев Ергомышев избрал главной мишенью для орудий правого борта «Константина» третий турецкий корабль — корвет «Неджми-Фешан». Вскоре вражеский корвет был отброшен к берегу, к батарее № 5, и на корабле «Константин» ударили отбой.

Против береговых батарей № 3 и № 4, поддерживавших левый фланг турецкой боевой линии, вёл огонь корабль «Чесма». В начале сражения корабль «Чесма» сосредоточил огонь главным образом по батарее № 4, которая стала терять одно орудие за другим. После уничтожения этой неприятельской батареи командир корабля капитан 2 ранга В.М. Микрюков перенёс огонь «Чесмы» на батарею № 3 и меткими прицельными выстрелами сокрушил береговые укрепления турок. Комендоры «Чесмы» с большим искусством и мастерством действовали против турецких позиций. От меткого и непрерывного огня русских на месте береговых батарей остались груды земли и железа. Нахимов высоко оценил славную деятельность экипажа «Чесмы» в единоборстве с береговыми укреплениями неприятеля, и многие моряки этого корабля во главе с капитаном 2 ранга Виктором Микрюковым были представлены к наградам «за отличную храбрость и мужество во время боя и срытие двух батарей».

Корабли второй колонны нахимовской эскадры противостояли правому флангу боевой линии турок. Корабль «Париж» вёл огонь по турецкому корвету «Гюли-Сефид», фрегату «Дамиад» и центральной береговой батарее № 5. Через полчаса после начала сражения турецкий корвет «Гюли-Сефид», стоявший рядом с флагманским фрегатом «Авни-Аплах», был сильно повреждён русскими снарядами. Командир корвета Сали-бен оставил свой корабль и предпочёл спасаться позорным бегством на берег. Наконец, в 1 час 15 минут пополудни раздался сильный взрыв, и неприятельский корвет взлетел на воздух.

Мужественно и смело сражались моряки корабля «Париж» под командованием капитана 1 ранга В.И. Истомина. Пренебрегая опасностью, под градом неприятельских ядер матросы во главе со шкипером Иваном Яковлевым быстро исправляли повреждения, заделывали пробоины. Раненые отказывались уходить с боевых постов. Когда осколок вражеского снаряда ранил штурмана Семена Родионова, охранявшего кормовой флаг корабля, он не покинул своего места и продолжал стоять у флага. Только после вторичного тяжёлого ранения Родионова унесли с верхней палубы.

Покончив с неприятельским корветом «Гюли-Сефид», корабль «Париж» усилил огонь по фрегату «Дамиад» и береговой батарее № 5. Вскоре фрегат «Дамиад» не выдержал меткой прицельной стрельбы русских комендоров, обрубил цепь и вышел из боевой линии турецкой эскадры. Тогда корабль «Париж» направил свои орудия против турецкого фрегата «Низамие».

На фрегате «Низамие» находился второй флагман турецкой эскадры адмирал Гуссейн-паша, руководивший правым флангом боевой линии противника. Здесь турки наиболее упорно сопротивлялись, однако русские моряки сломили их упорство. К 2 часам дня разрушения на фрегате Гуссейн-паши приняли катастрофический характер. С треском обрушилась и полетела в воду фок-мачта корабля, вслед за ней фрегат лишился бизань- мачты. В начале третьего часа дня и этот фрегат прекратил сопротивление.

Русские корабли «Три святителя» и «Ростислав» своим огнём поражали также корабли правого фланга противника: фрегаты «Низамие» и «Каиди-Зафер», корвет «Фейзи-Меабуд» и береговую батарею № 6. Расчёты орудий действовали чётко и слаженно, посылая по врагу снаряд за снарядом.

В бою русские моряки проявляли инициативу и находчивость. В разгаре сражения на корабле «Три святителя» вражеским снарядом был перебит шпринг, и корабль стал разворачиваться по ветру кормой к неприятелю, что создавало крайне опасное положение. В этот момент мичман Пётр Варницкий бросился к баркасу, чтобы исправить повреждение. Однако неприятельское ядро попало в баркас и ранило мичмана. Несмотря на это, Варницкий тотчас перескочил в другую шлюпку, матросы налегли на весла, и через несколько минут под жестоким огнём противника шпринг был восстановлен, корабль развернулся в нужном направлении и снова открыл огонь по противнику из всех орудий левого борта.

Один из неприятельских снарядов разорвался в батарейной палубе линейного корабля «Ростислав». Огонь подбирался к крюйт-камере, где хранились запасы пороха. Страшный взрыв грозил гибелью 120-пушечному гиганту. Дорога была каждая секунда. Мичман Николай Колокольцев бросился к крюйт-камере и, пренебрегая жизнью, быстро ликвидировал опасность. Корабль был спасён. «За особенное присутствие духа и отважность, оказанные во время боя», адмирал Нахимов представил мичмана Колокольцева к боевой награде.

В ходе боя русские корабли умело взаимодействовали между собой и помогали друг другу. Когда командир корабля «Ростислав» капитан 1 ранга А.Д. Кузнецов заметил, что береговая турецкая батарея наносит сильные повреждения кораблю «Три святителя», огонь «Ростислава» был сразу же перенесён на эту батарею. Огнём двух кораблей сильные береговые укрепления противника на правом фланге были подавлены.

К 2 часам 30 минутам пополудни вышли из строя ещё несколько турецких судов: фрегат «Каиди-Зафер» и корвет «Фензи-Меабуд» прекратили сопротивление, транспорты «Фауни Еле», «Ада-Феран» и купеческие бриги, груженные боеприпасами, оружием и снаряжением, взорвались от русских снарядов и горящих обломков турецких судов.

Прекратили сопротивление и последние береговые батареи турок, на которых к исходу сражения уцелели только несколько орудий. Линейные корабли «Париж», «Ростислав», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» окончательно разрушили эти батареи несколькими залпами. Над Синопское бухтой развевались русские флаги.

В итоге Синопского сражения из неприятельской эскадры в 16 вымпелов было уничтожено 15 судов и лишь одному пароходу удалось спастись бегством. Русская эскадра, несмотря на яростное сопротивление противника, не потеряла в сражении ни одного корабля.

Потери противника убитыми и утонувшими превышали 3 тыс. человек, т.е. свыше двух третей всего личного состава эскадры. На русских же кораблях было лишь 38 убитых и 235 раненых.

Командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша сдался в плен. Вместе с ним было пленено несколько сот турецких офицеров и матросов. 4 декабря главная база русского Черноморского флота торжественно встречала героев Синопское победы — многотысячный отряд моряков, приумноживших боевую славу русского оружия. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина!» — так приветствовали современники выдающийся успех моряков-черноморцев.

1 декабря — День победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853 г.) — является Днем воинской славы России.

Героическая оборона Севастополя.

Севастополь был объявлен на осадном положении с 13 (25) сентября 1854 года. Со стороны моря его прикрывали 13 береговых батарей (611 орудий); на рейде у города находились основные силы Черноморского флота, насчитывавшие до 24,5 тыс. человек. Однако со стороны суши заранее подготовленных оборонительных сооружений практически не было. Возглавившие оборону города начальник штаба флота адмирал В.А. Корнилов и командующий эскадрой адмирал П.С. Нахимов предприняли энергичные меры по ее усилению. 11 сентября у входа в Северную бухту с целью не допустить прорыва кораблей противника на внутренний рейд были затоплены 5 старых линейных кораблей и 2 фрегата, с кораблей на сушу была снята часть артиллерии, а из экипажей были сформированы 22 батальона. За 3 недели под руководством полковника Э.И. Тотлебена было построено 20 укреплений, число артиллерии только на Южной стороне доведено до 341 орудия. В результате в короткий срок была создана глубокоэшелонированная оборона, основу которой составляли бастионы (опорные пункты), 3 оборонительные полосы и передовая позиция. Кроме того, были отрыты окопы, траншеи и впервые в русской армии сооружены блиндажи.

В конце сентября противник имел под Севастополем 67 тыс. человек, тогда как гарнизон города насчитывал 36,6 тыс. солдат и матросов.

Англо-французское командование рассчитывало взять Севастополь штурмом после мощной бомбардировки с суши и моря. Защитники города упредили неприятеля и утром 5 (17) октября открыли артиллерийский огонь по его батареям. Русские моряки впервые применили на пароходофрегатах искусственный крен, позволивший увеличить дальность стрельбы по невидимым целям, когда корректировка огня велась корабельными постами, размещёнными на высотах. В результате умелых действий оборонявшихся почти все батареи противника были подавлены. Но в этот же день был смертельно ранен адмирал Корнилов, руководство обороной принял Нахимов. Во второй половине дня бомбардировку Севастополя начали 50 кораблей союзного флота из 1340 орудий. Но после того как несколько кораблей получили серьёзные повреждения от огня русских береговых батарей, вражеский флот отошёл и больше в бомбардировках не участвовал.

6 (18) октября бомбардировка возобновилась и продолжалась в течение недели. Борьба за Севастополь приобрела затяжной характер.

После первой неудачной попытки союзники начали подготовку нового штурма, которая была сорвана неожиданным ударом русских на Балаклаву 25 октября (7 ноября). Отряд численностью 23 тыс. человек должен был захватить передовые редуты противника. Стремительной атакой редуты были захвачены, а затем, при отходе русских частей, уничтожены. В ходе боя была перерезана основная коммуникация английской армии, которую англо-французские войска восстановили с большими потерями.

Следующий штурм (генеральный) военный совет союзников назначил на 6 (18) ноября. Этот план был также сорван новым ударом русских войск в направлении Инкерманских высот. 5 (17) ноября здесь, юго-восточнее Большой бухты, перешла в наступление 32-тысячная группировка русских войск под командованием генерала П.А. Данненберга. Русские части вклинились в оборону противника, но, действуя в плотных боевых порядках, несли большие потери от огня нарезного оружия. Оказывая упорное сопротивление контратакующему противнику, они были вынуждены отойти на исходные рубежи. В ходе сражения обе стороны понесли значительные потери, и союзники надолго отложили штурм Севастополя.

Паузу перед очередным штурмом Севастополя его защитники использовали для совершенствования обороны. Шло активное строительство бастионов и редутов. Ложементы (стрелковые ячейки) для удобства манёвра и сообщения по цепи постепенно соединялись друг с другом, образуя новое инженерное сооружение — стрелковый окоп. Широко применялись завалы.

Замена сферической пули конической привела к увеличению дальности стрельбы из русских гладкоствольных ружей с 400 до 700 шагов, чем было достигнуто преимущество перед союзниками по дальнобойности.

Широкий масштаб приняла контрминная и минная война. Минные галереи, создававшиеся в русской армии под руководством инженера А.В. Мельникова, имели разветвлённую сеть слуховых рукавов, что позволяло парализовать успехи англичан и французов. Русские сапёры применяли для подрывов электричество (союзники — огнепроводный шнур), а также использовали систему вентиляции.

Активность русской обороны характеризовалась ночными вылазками, которые имели большой успех и изматывали противника. Особенной смелостью и изобретательностью прославился матрос Пётр Кошка, который неоднократно пробирался ночью в самый лагерь к англичанам и французам и возвращался в Севастополь, нагруженный неприятельским оружием, припасами, а иногда приводил с собой и пленных.

В январе 1855 года в целях оказания помощи осаждённому Севастополю и обеспечения безопасности своих коммуникаций русское командование решило нанести удар в тыл экспедиционной армии союзников и захватить Евпаторию. Разведка, проведённая в середине января, доложила, что строительство укреплений вокруг Евпатории ещё не завершено, батареи вооружены орудиями малого калибра. Однако в последующие две недели в Евпатории высадились две турецкие и одна египетская дивизия под командованием Омер-паши, в результате чего численность гарнизона города была доведена до 35 тыс. человек. Турки значительно усилили городские укрепления и артиллерийские батареи. К рассвету 5 февраля русский 19-тысячный отряд генерала С.А. Хрулева выдвинулся на исходные позиции и под прикрытием артиллерийского огня тремя колоннами пошёл на штурм. Вначале атака развивалась успешно, русские колонны достигли крепостного рва, но преодолеть его не смогли и вынуждены были отступить на исходные позиции. Потери русских составили 750 человек, турок — 380 человек.

Весной 1855 года, получив пополнение, англо-франко-турецкие войска усилили осадные работы и обстрел городских укреплений. 28 марта союзники начали 10-дневную бомбардировку города из 482 орудий, но не сумели подавить русские батареи. Штурм был перенесён на 11 (23) апреля, а потом и вообще отменен. Несколько крупных атак французов было отражено. Только у Карантинной бухты французам удалось продвинуться вперёд на 300 м.

К маю силы противника насчитывали 175 тыс. человек. Им противостояли 85 тыс. русских войск, из которых в Севастополе было 43 тыс. человек. Союзное командование готовилось к решительному наступлению, сосредоточив основные усилия на овладении Малаховым курганом, обороной которого руководил адмирал В.И. Истомин. Во время третьей бомбардировки (25-30 мая) французским войскам, имевшим значительное преимущество, удалось захватить Волынский и Селенгинский редуты и Камчатский люнет (вид полевого укрепления).

5(17) июня в четвертой бомбардировке Севастополя участвовало 548 осадных орудий. 6 (18) июня противник пытался штурмом овладеть Корабельной стороной, но прорвать русскую оборону не смог. Между тем положение защитников города ухудшалось: не хватало оружия, боеприпасов, продовольствия, росли потери, составившие в марте около 9 тыс., в апреле — свыше 10 тыс., в мае — около 17 тыс. человек. В отдельные дни противник выпускал по Севастополю до 50 тыс. снарядов. 28 июня на Малаховом кургане был смертельно ранен Нахимов.

Для облегчения положения осаждённого Севастополя 4 (16) августа русские войска предприняли наступление на р. Чёрная. Однако оно было сорвано противником. Несмотря на уже имевшийся опыт действий в стрелковой цепи, войска наступали главным образом в колоннах и несли большие потери, вводились в бой по частям и ими во время сражения практически никто не управлял.

После сражения на р. Чёрная гарнизон Севастополя перестал получать пополнение. Оборонительные сооружения разрушались, а восстанавливать их не хватало сил. 5 (17) августа началась трёхдневная (пятая) бомбардировка города из 700 орудий, 24 августа (5 сентября) — трёхдневная (шестая) бомбардировка из 807 орудий. Штурм начался в 12 часов дня 27 августа (8 сентября). С тяжёлыми потерями союзники были отброшены в районе 2-го бастиона, но овладели Малаховым курганом, что затруднило оборону южной стороны города. Вечером 27 августа (8 сентября) русская армия по большому понтонному мосту начала переправу на Северную сторону. Все склады и укрепления были взорваны. Отход прикрывали 5 полков, но противник не пытался помешать его осуществлению. Утром 28 августа (9 сентября) переправа была закончена, понтонный мост подтянут к Северной стороне, а остатки Черноморского флота затоплены на Севастопольском рейде. Оборона Севастополя, продолжавшаяся 349 дней, завершилась.

За время обороны Севастополя потери союзников составили около 73 тыс. человек убитыми и ранеными, не считая больных и умерших от болезней; российские войска потеряли около 102 тыс. человек. Героическая 349-дневная оборона Севастополя является примером умелой организации активной обороны, основанной на совместных действиях войск гарнизона, флота и полевой армии, позволившей защитникам города долгое время успешно отражать атаки численно превосходящего и лучше вооружённого противника. Для обороны Севастополя характерны непрерывные вылазки гарнизона, постоянные ночные рейды, интенсивное ведение минной войны. В методах боевого применения артиллерии содержались элементы артиллерийской контрподготовки, способствовавшей срыву штурмов города противником. Русские солдаты и матросы проявили высокие морально-боевые качества. В обороне города участвовали многие его жители. Имена В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина, Э.И. Тотлебена, хирурга Н.И. Пирогова, матросов П.М. Кошки и Ф. Заики, солдат А. Елисеева, Я. Махова и многих других севастопольских героев стали известны всей России.

Adblock detector